Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Статус-кво в Карабахе не остановит насилия. Мнение российского политолога

21.08.2014

Источник: портал Day.Az 
Интервью  с заведующим отделом Кавказа Института стран СНГ,
российским политологом Владимиром Евсеевым.

— Трехстороннюю встречу президентов Азербайджана, Армении и России, которая состоялась в Сочи в начале месяца, можно считать плодотворной?

— Главным итогом трехсторонней встречи президентов России, Азербайджана и Армении стало существенное ослабление напряженности на линии фронта. Последние события привели к многочисленным жертвам среди военнослужащих. Только чудом удалось избежать использования противоборствующими сторонами ствольной артиллерии, танков, минометов, реактивных систем залпового огня и боевой авиации. В противном случае вооруженный конфликт уже имел бы собственную динамику, а вероятность вовлечения в него России и Турции была достаточно велика. В итоге мы могли бы получить на Южном Кавказе региональную войну с непредсказуемыми последствиями.

Именно Россия крайне заинтересована в деэскалации этого кризиса. Это обусловлено тем обстоятельством, что любой вооруженный конфликт на Южном Кавказе способен дестабилизировать Северный Кавказ.

Еще одна причина, по которой Россия заинтересована в обеспечении стабильности на Южном Кавказе, состоит в ее стремлении реализовать собственные планы по евразийской интеграции.

При этом было бы неверно думать, что отсутствие прогресса на переговорах по Нагорному Карабаху – это обязательно плохо. В нынешней ситуации сохранение статус-кво означает прекращение вооруженного насилия. Другое дело, что такая ситуация может носить только временный характер.

— Как вы считаете, после сочинской встречи стороны конфликта хоть немного приблизились к началу мирного решения, или ситуация не изменилась вообще?

— Полагаю, что стороны сейчас находятся очень далеко от разрешения проблемы Нагорного Карабаха. Основная причина этого состоит в том, что общественное мнение и в Азербайджане, и в Армении выступает категорически против любых уступок по этой проблеме. В условиях полного тупика Баку и Ереван не могут даже реально ставить вопрос о выработке возможного компромисса. И это подталкивает азербайджанскую сторону к попытке силового разрешения проблемы Нагорного Карабаха.

К сожалению, у России нет собственного плана решения этой проблемы. Частично это связано с тем, что она является сопредседателем Минской группы ОБСЕ, где все еще предполагают реализовать в какой-то форме Мадридские принципы. Хотя Москва могла бы выступить с инициативой и предложить в качестве первого этапа сконцентрироваться на установлении мер доверия в пограничной полосе. Наверное, это могло бы сопровождаться мониторингом военной обстановки, так как каждый раз стороны обвиняют друг друга в нарушении условий перемирия.

— То есть Россия сегодня действительно крайне заинтересована в том, чтобы единолично содействовать разрешению конфликта?

— Несомненно, Россия сейчас фактически перехватила французскую инициативу в урегулировании проблемы Нагорного Карабаха. В то же время российское руководство осознает, что ее потенциала (как впрочем, и США) недостаточно для разрешения этой проблемы. Поэтому Москва не собирается выходить из Минской группы ОБСЕ.

— Если ситуация и дальше будет оставаться патовой, насколько вероятна опасность полноценной войны? Особенно с учетом недавнего серьезнейшего обострения…

— К лету 2015 года геополитическая ситуация вокруг региона может существенно измениться. Это касается украинского, иракского, сирийского, афганского и, возможно, иранского кризисов. В зависимости от реализации этих процессов возникнет новая международная реальность, которая сейчас в полной мере еще не осознается. Только тогда можно будет дать некий сценарий дальнейшего развития событий по проблеме Нагорного Карабаха.

— Стоит ли нам в целом ожидать начала разрешения конфликта в ближайшее время?

— Я скептически настроен в отношении самой возможности разрешения проблемы Нагорного Карабаха в ближайшей перспективе. Однако последние события показали всю опасность «сваливания» к военной конфронтации. Это позволяет надеяться на то, что мирный процесс урегулирования этой проблемы активизируется, в первую очередь, в отношении установления мер доверия в пограничной полосе.