Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Андрей Грозин: «Мы идеализируем наши элиты»

28.08.2014

Страницы: 1 2 3 4

Источник: http://www.respublika-kaz.info
Автор: Евгения МАЖИТОВА

Кыргызстан де-юре вступит в Таможенный союз уже 1 января 2015 года, однако разумно ли это в условиях конфликта в Украине? И отчего никак не удается погасить пожар войны на юго-востоке этой страны? Эти и другие вопросы мы обсудили с политологом Андреем Грозиным.

За последние несколько дней произошел ряд событий, прямо влияющих на Таможенный союз России, Белорусси и Казахстана. Так, 21 августа премьер-министр Кыргызстана Джоомарт Оторбаев заявил о том, что мероприятия, прописанные в дорожной карте вступления страны в ЕЭП, рассчитаны на то, что страна вступит в Таможенный союз к 1 января 2015 года. Однако готова ли страна к вступлению в союз государств, чьи экономики значительно превосходят потенциал маленького Кыргызстана?

А 26 августа в Минске прошел саммит глав государств-членов Таможенного союза, в рамках которого состоялась встреча и переговоры президентов Украины и России Петра Порошенко и Владимира Путина, чьи итоги эксперты оценили не очень высоко — пока завершения конфликта не предвидеться. Но как он влияет на интеграционные процессы на постсоветском пространстве?

На этот и другие вопросы мы искали ответы вместе с заведующим отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андреем Грозиным.

Конфликт в Украине зашел слишком далеко

— Андрей Валентинович, в Минске прошла встреча президентов Украины и России Петра Порошенко и Владимира Путина, от которой многого ожидали…

— Я, честно говоря, не ждал каких-то прорывов. Конечно, хотелось бы верить, что стрелять будут меньше. Должны прекратиться боевые действия, разрушение инфраструктуры юго-востока Украины, убийство мирных граждан и той и другой стороной, потому что и те и другие бьют «Градами» друг по другу, а достается в конечном итоге ни в чем не повинному гражданскому населению. Но я, честно говоря, не вижу ни у той, ни у другой стороны, ни у третьего посредника, имею в виду Брюссель, какого-то очень ярко выраженного желания поступиться своими позициями для того, чтобы добиться реального прорыва.

Увы, конфликт зашел слишком далеко. И Порошенко, и Путин будут решать в первую очередь свои личные проблемы. Порошенко боится своих ястребов. А Путину отступать некуда, потому что рейтинг, потому что поддержка и так далее. То есть никто не готов к тому, чтобы идти на компромисс.

— То есть жертвы среди мирного населения и наличие погибших среди военных пока еще не аргумент для мира?

— Увы, а вот если бы вдруг одна из сторон победила, то расклад был бы уже другой. Например, если бы украинцы, не считаясь с потерями, которые будут максимальными в условиях боя в урбанистической среде, взяли Луганск или, наоборот, ополчение нанесло серьезные контрудары по вооруженным силам Украины, то тогда, уверяю вас, возможность того, что одна из сторон запросит перемирия, а вторая на него согласится, были бы гораздо выше, чем сейчас.

Сейчас же положение равновесное, поэтому, я думаю, пока кардинальных изменений ждать не стоит.

Сжигать мосты не хотят, но почему-то жгут

— А на Ваш взгляд, как конфликт России и Украины сказался на отношениях между партнерами Таможенного союза?

— Вообще все, что происходит на постсоветском пространстве, лидеры стран этого пространства воспринимают очень близко к сердцу. Да, СССР развалился более чем два десятилетия назад, однако во многом наши элиты, так же, как и наши общества, все еще продолжают жить в общих координатах. Но элиты существуют отдельно от общества, по собственным законам.

— Каким?

— У меня такое ощущение, может быть, я ошибаюсь, конечно… Ну вот преступный мир — там ведь нет рамок, я имею в виду постсоветскую криминальную среду. Даже сейчас между российскими и украинскими организованными преступными группировками, между ворами в законе антагонизмов нет. Точно так же, как не было антагонизма между грузинскими ворами в законе и этническими русскими группами, то есть они интернациональны, они делают общее дело.

Процессы в элите, по моим ощущениям, во многом схожи. Да, элитарии говорят о национальных интересах и прочих вещах, о которых должны говорить по работе. Но сами по себе они живут примерно в тех же условиях, в каких живет организованное преступное сообщество верхней иерархии: они вне границ, для них что Брайтон, что Москва, что Ташкент — одна большая коммунальная квартира. Как и для политиков.

Мы идеализируем наши элиты. А они-то как раз воспринимают ситуацию вокруг Украины исходя из собственных интересов и приоритетов.

— А какие приоритеты?

— Сохранение власти и возможность вести бизнес, а государственные интересы — в довесок.

— Однако проблемы, которые сейчас разрастаются в экономических отношениях между Киевом и Москвой прямо или косвенно, но ударяют по экономикам Белоруссии и Казахстана. Можно ли будет реализовать те проекты, которые планировались ранее?

— Украина была вторым экономическим игроком

Страницы: 1 2 3 4