Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Выступление в ходе Круглого стола в Институте стран СНГ «Роль Ирана в системе безопасности на Южном Кавказе» (10.07.2014).

10.07.2014

На мой взгляд, существуют лишь три основные ресурсные ценности, которые будут продолжать определять развитие мира в ближайшую и среднесрочную перспективы. Это – вода, продовольствие и углеводороды.

Мы живем в весьма динамично меняющемся мире, изменения которого не только влияют на массовое сознание, но и воздействуют на состояние экономики, определяют направление развития государств, приводят к появлению новых региональных лидеров, сказываются на расстановке сил в отдельных регионах и на глобальном уровне.

Например, чего стоит якобы ниоткуда возникшая гражданская война в Судане, в результате которой от некогда единой государственной территории «вдруг» отделился Южный Судан, в котором по «странному» стечению обстоятельств оказались сосредоточенными основные залежи суданской нефти.
Ни для кого не секрет, кто реально пострадал от этой «ниоткуда» возникшей гражданской войны – прежде всего Китай, который настойчиво и достаточно успешно пытается перенести границы своих стратегических интересов за пределы национальной территории, и который оказался готовым не только объявить в Астане 07.09.2013 года доктрину Нового Шелкового Пути, но и сосредоточиться на реализации доктрины собственного Морского Шелкового Пути XXI века.
Или кем, с какими целями создана, и что скрывается за структурой под названием «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), недавно внезапно захватившие Мосул, Тикрит, другие обширные территории в Ираке, а также экономически выгодные районы – нефтепромыслы и крупнейшую ГЭС на реке Евфрат в Сирии?
Западными СМИ «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) названо «катастрофой для Вашингтона, трагедией для иракцев и сирийцев – и, как знать, может, будущей угрозой для европейцев». Это верно лишь отчасти, если упростить ситуацию.

Но, на мой взгляд, сегодня глупо верить ведущим СМИ. Под видом журналистики за последние 20-30 лет была создана целая армия, целое новое поколение пропагандистов, которые уводят аналитиков, занимающихся, так называемым «кабинетным анализом» и использующих СМИ в качестве главного источника информации, от понимания реальных причин и мотивов происходящего.
Мне кажется, что не стоит говорить о США как о главном зле текущего мира, виновном во всех происходящих катаклизмах. Сознательно избегаю термина «мировое правительство», так как, по всей видимости, этот термин тоже был активно поддержан журналистами-пропагандистами, дабы одновременно и упростить, и окончательно запутать ситуацию, создав вокруг реально существующего актора массу небылиц. Тем не менее, на мой взгляд, очевидно, что на мировой арене существует некий глобальный актор, состоящий из глобальных финансово-олигархических групп (зачастую находящихся в сложных взаимоотношениях), в чьем распоряжении оказался и конгломерат из сросшихся крупных международных криминальных картелей и частных международных военизированных структур, руководимых, как правило, выходцами из национальных спецслужб. Этим актором США и Великобритания, рассматриваются такими же государствами, что и иные, но еще и в качестве удобного места жительства, а за одно — и как удобный инструмент достижения своих реальных повседневных целей.
В этой связи, имеет ли смысл во всем винить инструмент и место жительства? Или кто-то верит в самостоятельность Барака Обамы, Ангелы Меркель или Франсуа Олланда?

По всей видимости, когорта таких самостоятельных политиков как Жак Ширак или Герхард Шрёдер, давно закончилась, и сейчас Европа оказалась под управлением политических деятелей, боящихся ответственных решений, лишенных стратегического видения, неспособных выйти за рамки экономической прагматики.
Правительство США, безусловно, не является только инструментом в чужих руках, задача которого сводится к тому, чтобы стать единственным субъектом международного права, которому позволено открыто нарушать его нормы. Американская элита пытается воплотить собственные геополитические доктрины, сформировать систему мирового устройства, позволяющую США извлекать наибольшие выгоду.

В частности, в «Стратегии национальной безопасности США» 1992 года прописано: «Нашей стратегией должно быть предотвращение возникновения любого потенциального глобального соперника». Этот тезис не изменился, несмотря на ряд корректировок. И, на мой взгляд, преждевременно говорить, о том, что однополярный мир «канул в Лету».

Военно-политическое доминирование США в ряде регионов в последнее десятилетие, возможно, ослабло, но статус американской администрации как стратегического партнера глобального актора, способного действовать вне системы международного права остается прежним. Поэтому нельзя рассчитывать на то, что окончательно отброшена идея построения однополярного мира, где главным и единственным видимым полюсом должны оставаться только США, и никто иной не может претендовать даже на роль конкурента Соединенным Штатам. Для сохранения данной формы мироустройства глобальным актором разработан и реализуется комплекс мер военного, политического, информационного, экономического и специального характера, объединенных в геополитические операции.

Текущие события на Украине являются лишь очередным подтверждением этому. Как до этого были «демократизированны» Югославия, Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия. Перечисленные страны, теперь уже включая Украину, объединяют (за исключением пока Сирии) после смены в них режимов: экономический хаос, политическая неустойчивость, гражданское противостояние и то, что их природные ресурсы в итоге оказались под контролем транснациональных корпораций. Объединяет их и еще одно обстоятельство – все перечисленные по стечению обстоятельств в той или иной мере были партнерами России или ее потенциальными союзниками.

Но было бы неправильно считать, что события на Украине направлены исключительно против России. Они направлены одновременно и против России и против франко-германского ядра Европы. Ведь также не является секретом наличие серьезных противоречий между США и Евросоюзом, который за годы после окончания «холодной войны» стал одним из основных конкурентов Соединенных Штатов. Последнее десятилетие благодаря углеводородному потоку из России в Европу европейская экономика достаточно стабильно функционировала, а Россия – достаточно стабильно пополняла не только свой бюджет, но даже и созданный Резервный фонд. И все шло к тому, что франко-германское ядро выйдет из под сдерживающего контроля и сможет проявлять большую самостоятельность в мировых делах.

Без поглощения Европы глобальный актор не сможет противостоять Китаю, являющемуся самостоятельной цивилизацией, которую пока не получилось превратить в новый инструмент достижения собственных целей. Именно Китай в последние годы стал самой серьезной потенциальной угрозой однополярному миру.
В этой связи для глобального актора сейчас наиболее важно погасить долги США без существенного падения уровня жизни северо-американского населения. Но осуществить это можно лишь за чужой счет. Поэтому Украина, через которую шел основной поток российских углеводородов, оказалась весьма эффективным средством для этого. Что мы сегодня видим на Украине? Уже традиционно – четкую, как под трафаретом, последовательность действий заранее подготовленной «оппозиции», которая смогла в итоге возглавить «евромайдан»:
— создание ситуации режиссируемого хаоса и подрыв национальной экономики, с четким вычленением и продвижением интересов американских компаний;
 натравливание традиционных и загодя созданных политических сил друг против друга с целью провоцирования «вечной» гражданской войны.

Но этим, с точки зрения технологий, ситуация не ограничивается — именно на Украине сейчас полным ходом оттачивается следующий этап геополитических операций. Дело в том, что установленные в результате государственных переворотов режимы в Югославии, Ираке, Афганистане, Кыргызстане оказались весьма неустойчивыми, непопулярными среди населения и поэтому могущими быть свергнутыми в любой момент. В этой связи на Украине глобальным актором достаточно успешно реализуется начатый достаточно давно проект переидентификации (перевоспитания) населения в новую политическую нацию, ненавидящую прежнюю культурно-цивилизационную традицию.
Для глобального актора сегодня необходимо создать такой хаос, чтобы европейцы были вынуждены отказаться от энергетического сотрудничества с Россией. Насколько частей Украина в итоге распадется, и какая часть ее территории будет поделена между Польшей, Словакией, Венгрией и Румынией – уже абсолютно не важно – важно в результате долговременного и необязательно контролируемого хаоса заставить европейцев отказаться от энергетического сотрудничества с Россией и заставить платить за поставки энергоносителей из США, либо подконтрольных им сателлитов. Тем более что все последние годы политика США, как государства-инструмента направлена на раздробление государств через сепаратизм. В случае дальнейшего «справедливого перекроя» границ в Европе, в конечном счете, будет ликвидирована зона евро, американское производство сланцевого газа получит необходимые капиталовложения, в США будет создана мощная инфраструктура по его переработке и доставке в Европу, что в итоге решит известные финансовые проблемы США.

Поэтому, по всей видимости, текущую ситуацию на Украине можно будет со временем спрогнозировать и в Турции, ведь война трубопроводов и маршрутов доставки углеводородов на европейский рынок ведется сегодня отнюдь не только на Украине. В том числе и судьба проекта НАБУКО является тому подтверждением. Геоэкономический блеф вокруг Транскаспийского проекта – еще одна страница в этой истории. Присутствующие здесь специалисты по Ближнему и Среднему Востоку лучше меня раскроют взаимосвязь текущих событий в Сирии и Ираке с существующими проектами поставки углеводородов.
В заключение хочу сказать, что возрождение даже в качестве региональных центров силы России и Ирана, которые наряду с Китаем, являются «незападными» цивилизациями, в том числе за счет торговли добываемыми в них энергоресурсами, абсолютно невыгодно глобальному актору. Уверен, что присутствующие здесь представители Ирана в ходе обмена мнениями раскроют истинные причины сложностей строительства газопровода в Пакистан. Отдельной темой для разговора является Трансафганский газопроводный проект. Все эти темы, так или иначе, взаимосвязаны.

По поводу перспектив ирано-российского сотрудничества существуют разные точки зрения, как в Иране, так и в России. Мое участие в подобного рода встречах показывает, что часть иранского экспертного сообщества сегодня не рассматривают Россию в качестве стратегического партнера, считая ее ненадежным партнером, в том числе и в военно-технической сфере. Они видят приоритеты внешней политики Ирана в том, чтобы добиться решения ядерного вопроса, восстановить отношения с США, урегулировать отношения с другими ведущими странами Запада, добиться полной отмены санкций в отношении Ирана, реально улучшить экономическое положение страны за счет внешнеэкономического сотрудничества и укрепить позиции Ирана на глобальном энергетическом рынке за счет привлечения к разработке иранских месторождений западных компаний, обладающих необходимыми для Ирана технологиями. Думаю, что не имеет смысла критиковать кого-либо за собственные взгляды и убеждения. Но я уверен, что во многом их позиция иллюзорна, так как договариваться нужно не с США и ЕС, во многом утратившими самостоятельность, а с глобальным актором. И при этом я придерживаюсь той точки зрения, что не всегда следует рассматривать США (не инструмент) и ЕС обязательно как противников. При этом остаюсь уверенным в том, что более тесное сотрудничество между Ираном и Россией (и не только в военно-технической сфере, что само собой разумеющееся) могло бы сбалансировать и уравновесить их (внешних игроков-субъектов существующей на сегодня системы международного права) влияние на Ближнем и Среднем Востоке и Южном Кавказе.

У Ирана и России на сегодня, так сказать «в сухом остатке», существуют уже четко очерченные области соприкосновения интересов:
— сохранение режима Башара Асада в Сирии;
— сдерживание наркотрафика из Афганистана;
— недопущение ввода в зону нагорно-карабахского конфликта миротворцев из США или НАТО;
— поддержание стабильности в Таджикистане;
— ограничение военно-политической деятельности США в Каспийском регионе.
Список этим не исчерпывается, как и понимание первоочередности характера внешних угроз для безопасности наших государств. На мой взгляд, с учетом текущей ситуации существует еще и необходимость недопущения конкуренции между Россией и Ираном в энергетической сфере, прежде всего в поставках природного газа. Уверен, что эти темы следует более подробно поднимать на двусторонних и региональных совместных конференциях. И мне приятно быть инициатором одной из них.