Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Афганские вызовы на фоне «фактора-2014»

02.07.2014

Источник: http://inforos.ru
Превалируют негативные прогнозы экспертов на развитие ситуации в Афганистане после 2014 года
Михаил Конаровский, ведущий научный сотрудник Центра изучения Восточной Азии и ШОС Института международных исследований МГИМО(У) МИД России, Чрезвычайный и Полномочный посол

В экспертном сообществе уже достаточно долгое время обсуждаются различные сценарии развития обстановки в Афганистане и регионе в целом после 2014 года. При этом превалируют негативные прогнозы развития ситуации. Как бы то ни было, представляется, что в любом случае новое правительство Афганистана будет активно ориентироваться на политический ислам. Нельзя не учитывать при этом враждебный фактор талибов и других национально-религиозных групп оппозиции. Важный вопрос – каким будет политический ислам в интерпретации Кабула после 2014 года? Общая заинтересованность состоит в предотвращении или, по крайней мере, существенном ослаблении возможностей радикального политического исламизма на южном фланге. Дальнейшее укрепление его позиций в Центральной Азии может стать вызовом национальной безопасности не только для существующих в этом регионе режимов, но и для Китая, а также России.

Противодействовать возможным рецидивам со стороны исламистского юга может Шанхайская организация сотрудничества. Конечно, при условии еще большей консолидации в ее рядах. Однако вряд ли следует рассчитывать на то, что «шанхайская шестерка» может взять на себя некую особую ответственность за обстановку в Афганистане. Специфика организации не предусматривает такого направления деятельности, поэтому и после 2014 года она сможет действовать на афганском направлении преимущественно политически, на основе консенсусных оценок и формулировок. Крайне важен тезис о необходимости достижения четкого международного консенсуса в вопросе о недопущении будущими властями Кабула превращения Афганистана в источник угрозы терроризма и экстремизма. Противодействие распространению в регионе терроризма, сепаратизма и экстремизма — краеугольный камень политики ШОС в области безопасности. Вопрос о ее способности в ближайшей перспективе преодолеть инертность и начать оказывать серьезное влияние на положение дел в регионе, прежде всего, вдоль своих южных границ, приобретает особую актуальность для внешнеполитического потенциала ШОС.

Это приобретает подчеркнутый смысл на фоне завершения вывода из Афганистана основного воинского контингента США и НАТО к концу текущего года. Общий, достигнутый на основе консенсуса подход к афганской проблематике сводится к поддержке ведущей роли ООН в координации разноплановых усилий во имя урегулирования ситуации и не допущения распространения с территории Афганистана терроризма, сепаратизма, экстремизма, а также наркотиков. Проявляя заинтересованность в возрождении мирного и единого афганского государства, поддерживая усилия по стабилизации политической и экономической обстановки в ИРА, в Шанхайской организации сотрудничества исходят из того, что достижение мира и стабильности в этой стране должно быть обеспечено самими афганцами и на основе учета ее особенностей и исторических реалий. В этом контексте в последнее время проявляется возрастающий интерес к консолидации сотрудничества. Особую опасность представляют передислоцировавшиеся в северные регионы Афганистана такие террористические группировки, как «Исламское движение Туркестана», сформированное, прежде всего, выходцами из Центральной Азии, а также координирующую с ними свою деятельность сепаратисты из китайского Синьцзяна.

До сих пор не названо имя нового президента Афганистана и неизвестно, насколько затянутся неопределенности в стране после недавних выборов. Не исключено, что они станут лишь новым этапом трудного движения к выработке взаимоприемлемых формул общенационального консенсуса. И здесь нельзя забывать о том фоне, который создает «американская составляющая». Президент Барак Обама заявил о намерении к 2016 году полностью завершить американское военное присутствие в ИРА, что породило в афганском обществе много разного рода предположений . Некоторые аналитики даже прогнозируют рост производства наркотиков в ИРА после вывода иностранных войск. Ситуация сохранится на неопределенный период «притирки» новых кабульских властей к новой политической ситуации. Предотвращение распространения наркотиков из Афганистана после 2014 года также должно быть всемерно консолидировано и расширено как за счет возрастающей слаженности соответствующих национальных структур ШОС и дальнейшего укрепления координации ее усилий с другими международными организациями. Особое внимание в этой связи требует Региональный антитеррористический центр (РАТЦ). Неизменно подчеркиваемая в документах Шанхайской организации готовность государств-членов к развитию экономического сотрудничества с Афганистаном и оказанию ему необходимой поддержки создает основу для мобильности и диверсификации хозяйственных связей ее членов с Афганистаном как на двусторонней, так и многосторонней основе.

Достаточно позитивную «повестку дня» на экономическом направлении долговременного решения афганского вопроса после 2014 года мог бы обеспечить Стамбульский процесс, который ставит задачу объединить усилия ИРА и ее соседей в интересах наращивания хозяйственно-экономического сотрудничества при признании роли Афганистана как важнейшего связующего звена между странами региона. Вместе с тем, практическая реализации таких планов ждет дальнейшей конкретизации, однако полной уверенности в том, что они смогут быть реализованы, нет. Многие неопределенности в Афганистане после 2014 года объективно предопределяют продолжение совершенствования контактов ШОС с ОДКБ и возрастание роли Организации в обеспечении военно-политических компонентов безопасности Центральной Азии от угроз с юга. Несмотря на то, что выход Узбекистана из ОДКБ летом 2012 года объективно сузил ее возможности, следует всемерно поддерживать с Ташкентом оборонные контакты на двусторонней основе. Все это представляется особо актуальным в связи с охлаждением отношений России с Западом, прежде всего, с США. Приостановление деятельности Совета Россия-НАТО, по существу, сняло с повестки дня ставившийся ОДКБ вопрос о возможностях партнерского сотрудничества с Альянсом в Афганистане.