Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Заговор молчания вокруг Ирана в ЕАЭС

02.06.2014

Страницы: 1 2 3

Подписанный 29 мая в Астане договор о создании Евразийского экономического Союза, по сути, означает появление крупнейшего в мире после Евросоюза нового экономического объединения, раскинувшегося на огромной территории с населением в 170 миллионов человек. Это по истине историческое, эпохальное событие. Но, почему-то у многих возникло четкое ощущение некоей недосказанности и таинственности вокруг нового Союза. Стороны шли к Договору о ЕАЭС более десяти лет. Столько же времени шла борьба двух идеологий этого интеграционного объединения. Представители одной точки зрения настойчиво добивались того, чтобы новое образование с самого начала носило максимально глубокий характер, вплоть до общей охраны границ и единых вооруженных сил. Выразителем второй точки зрения были, в первую очередь, политические элиты Казахстана, настаивавшие на том, что ЕАЭС является исключительно экономическим проектом. Эта вторая точка зрения и победила в конечном итоге. Замглавы МИД Казахстана Самат Ордабаев с определенной гордостью отметил: «Мы ушли от политизации Договора, а значит и Союза, весь костяк – чисто экономическое взаимодействие. Благодаря последовательной позиции Казахстана из Договора были исключены такие вопросы, как общее гражданство, внешняя политика, межпарламентское сотрудничество, паспортно-визовая сфера, общая охрана границ, экспортный контроль и так далее». И хотя главный переговорщик по интеграционным вопросам от России Игорь Шувалов изо всех сил пытался убедить казахскую сторону в том, что «в современном мире уже неплохо отработана схема сохранения государственной независимости и суверенитета параллельно с участием в экономических интеграционных объединениях», а российской стороне, по его словам, пришлось «потратить немало времени, убеждая казахстанских партнеров, что за предлагаемыми нами решениями не скрывается покушения на их суверенитет», преодолеть позицию Астаны так и не удалось. Понятно, что любая интеграция требует массу времени. Евросоюз шел к нынешнему своему состоянию около сорока лет, и, похоже, для ЕАЭС потребуются десятилетия. Пока же интеграция предстает перед нами в достаточно усеченном виде, и, если откровенно, то особой разницы между существовавшим Таможенным союзом и возникшим Евразийским союзом пока, по большому счету нет. Будем реалистами, возникло некое экономическое пространство, выигрывающее только размерами территории. Если ЕАЭС по площади входящих в него государств в 4,7 раз больше ЕС (20 млн. 35,2 тыс. кв. км против 4 млн. 271,6 тыс. кв. км. в ЕС), то по численности населения ЕС (505,6 млн. человек) в 2,9 раза больше, чем в ЕАЭС (172,9 млн. человек). Еще сильнее экономический разрыв: валовый внутренний продукт стран ЕС в 2012 году составил 13 трлн. 068 млрд. евро, приблизительно 25% мирового ВВП. Суммарный ВВП России, Белоруссии и Казахстана в 2012 году при перерасчете в евро составляет 2,2 трлн. евро, около 5% мирового ВВП, почти в 6 раз меньше ВВП Евросоюза. Заговор молчания вокруг Ирана По своим параметрам ЕАЭС пока никак не дотягивает для нового мирового «полюса» или же «центра силы», оставаясь региональным объединением. Преодолеть эту региональность можно, даже необходимо, но для этого нужно определить внешнеполитический вектор расширения влияния ЕАЭС, т.е. направление, куда будут нацелены усилия в поисках союзников и партнеров. И здесь возникает достаточно интересная картина. Всем памятны усилия Казахстана помешать превращению Таможенного союза в надгосударственное политическое объединение вроде СССР или ЕС, из-за чего Нурсултан Назарбаев высказывался против присоединения к Таможенному союзу Киргизии и Таджикистана, долго не соглашался с вхождением туда Армении, но при этом выступил совершенно неожиданно за принятие в ТС Турции. Подобная инициатива казахского лидера вызвала откровенное удивление прежде всего в самой Турции, поскольку Анкара не подозревала, что хочет вступить в Евразийский союз и узнала об этом только от Назарбаева. Сегодня ситуация не менее интригующая, поскольку о возможности интеграции с третьими странами было сказано буквально следующее: члены нового союза договорились активизировать переговоры с Вьетнамом о создании зоны свободной торговли, укреплять взаимодействие с КНР, в том числе в сфере обмена информацией по товарам и услугам, а также сформировать экспертные группы по выработке преференциальных режимов торговли с Израилем и Индией. Во всех этих внешнеполитических конструкциях «кого еще интегрировать?», сопровождавших рождение ЕАЭС последние три года, присутствовал некий общий, но устойчивый момент − заговор молчания вокруг участия Ирана в качестве полноценного члена евразийского объединения. Заговор, лежащий вне нормальной политической логики, поскольку исключать региональную державу, партнерство с которой является ключом к решению огромного количества проблем – от чисто экономических, вроде стабилизации газового рынка и создания инфраструктуры транспортных

Страницы: 1 2 3