Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Наталья Рогожина: Водные конфликты в Центральной Азии и позиция России

04.03.2014

Страницы: 1 2 3

Источник: Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»
Автор: Наталья Рогожина,
доктор политических наук,
ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, .

Угрозу безопасности стран Центральной Азии представляют межгосударственные споры по характеру использования трансграничных водных ресурсов, которые не утихают уже более 20 лет. Но все попытки на международном и региональном уровнях найти выход из сложной ситуации, заканчивались фиаско. В Центральной Азии ходит шутка, что если бы каждый исследователь, занимающийся водными проблемами в регионе, принес с собой ведро воды, вместо написания статьи на эту тему, то проблема была бы решена.

Межгосударственные конфликты по воде в регионе обострились с конца 1990-х годов, когда стало очевидно, что прежняя, сложившаяся еще в советские времена и закрепленная странами в Соглашении 1992 г., система распределения водных ресурсов, когда основная часть воды из верхнего бассейна используется в нижнем, перестает удовлетворять потребностям экономического развития стран региона, а компенсационный механизм, лежащий в основе этой системы, не работает в существующей региональной рыночной экономике.

Так уж сложилось, что 80% всех запасов пресной воды в Центральной Азии владеют Киргизстан и Таджикистан, чьи экономические интересы связаны с использованием гидроэнергетического потенциала трансграничных рек Амударья и Сырдарья в отсутствии других внутренних источников энергоснабжения. В противоположность им ─ Казахстан, Туркменистан и Узбекистан заинтересованы, прежде всего, в использовании вод этих рек в ирригационном режиме и поэтому негативно относятся к гидроэнергетическим планам соседних стран как затрагивающим их экономические интересы.

Когда страны нижнего течения стали повышать цены на нефть и газ, поставляемые в страны верхнего течения взамен на воду, то Киргизстан и Таджикистан оказались перед выбором – либо платить по международным расценкам за энергоресурсы, а это ложилось бы тяжелым бременем на их слабо развитую экономику, либо развивать свою гидроэнергетику. Выбор был сделан в пользу последнего.

Интерес Киргизстана и Таджикистан к строительству крупных ГЭС: Камбаратинской ГЭС 2 в Киргизстане и Рогунской в Таджикистане продиктован не только экономическими интересами (обеспечение энергетических потребностей страны и экспорт энергоресурсов заграницу). Для многих развивающихся стран, и в этом плане вышеперечисленные государства не исключение, их строительство становится политической задачей по укреплению национальной державы и положения правящей элиты, придавая легитимность режиму, испытывающему дефицит авторитета в обществе. Как заявил президент страны Э. Рахмон строительство Рогунской ГЭС – это вопрос жизни или смерти для Таджикистана, и этот проект будет реализован «любой ценой».

В центре возникшего конфликта оказались три страны – Киргизстан, Таджикистан и Узбекистан. В отличие от последнего Казахстан, заинтересованный также в обеспечении стабильного стока трансграничных рек, занимает более умеренную позицию и открыто не идет на конфликт. Иначе действует руководство Узбекистана. Свое нежелание мириться с возможными угрозами оно демонстрирует различными методами, пытаясь оказать давление на руководство соседних стран (энергетическая блокада, “железнодорожная война”, “холодная война»).

Какими доводами руководствуется Узбекистан, выступая категорически против строительства в Таджикистане Рогунской ГЭС?

— экономическими – сток воды в летнее время сократится на 18%, а в зимнее возрастет на 54%, что приведет к затоплению орошаемых полей и ухудшит водную ситуацию в стране. Экономические потери оцениваются в 20 млрд. долл.

-​ экологическими – проект реализуется в сейсмоопасной зоне и главное, на что указывает Узбекистан, окажет негативное влияние на судьбу Арала.

За словесными обвинениями Узбекистана в адрес соседних стран скрывается тревога по поводу того, что Киргизстан и Таджикистан смогут в односторонне порядке контролировать сток рек, ставя расположенные ниже по течению реки страны в зависимое положение. Не исключается и факт использования воды как средства политического давления. Поэтому Узбекистан настаивает на обязательном согласовании строительства гидроэнергетических сооружений со всеми странами, расположенными в бассейнах трансграничных рек.

Есть еще и другая скрытая причина недовольства Узбекистана планами Таджикистана. Дело в том, что сегодня Таджикистан находится в определенной энергетической зависимости от Узбекистана, однако, завтра, создав свою энергетическую индустрию, сможет более решительно противодействовать региональным интересам Узбекистана, который, судя по заявлению президента страны, не исключает вероятность развертывания войны.

Все это создает сложную и крайне неблагоприятную политическую обстановку для налаживания межгосударственного сотрудничества в сфере разграничения

Страницы: 1 2 3