Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

России надо поспешить

12.02.2014
Метки: ,

Страницы: 1 2 3

Источник: «Expert Online»
Геворг Мирзаян

О своем видении перспектив российско-иранских отношений «Эксперту» рассказал Чрезвычайный и полномочный посол Исламской Республики Иран в России доктор Мехди Санаи

Как Вы оцениваете нынешнее состояние российско-иранских отношений?

У российско-иранских отношений за последние 20 лет было несколько особенностей. Одна из них в том, что, несмотря на локальные взлеты и падения, общий тренд был позитивным. Отношения развивались, и с каждым годом мы наблюдали больше взаимопонимания между нашими странами. Еще одна особенность, которая не очень-то радует, в том, что на иранскую политику России очень серьезно влияли внешние факторы. Прежде всего российско-американские отношения и, в частности, заключенное в 1995 году соглашение Гора-Черномырдина (согласно которому Россия обязалась завершить выполнение всех своих контрактов с Ираном по поставкам вооружений и военной техники , а также оказанию услуг военного назначения до 31 декабря 1999 года и впредь не заключать новых. — Эксперт). Оно нанесло серьезный ущерб связям между нашими странами. Третья особенность в том, что объем наших экономических отношений и товарооборота не соответствует уровню нашего политического взаимодействия. Когда я вручал верительные грамоты президенту Путину, он говорил, что у наших стран есть огромный потенциал экономического сотрудничества. И мы рассчитываем на то, что ситуация изменится.

Действительно, наши экономические отношения далеки от оптимальных, товарооборот снижается. С чем это связано? И насколько наше экономическое взаимодействие увеличится при снятии с Ирана санкций? Некоторые эксперты утверждают, что наши компании просто не выдержат конкуренцию с западными или китайскими бизнесменами.

Снижение объема товарооборота прежде всего связана с тем, что российские финансово-кредитные учреждения слишком серьезно восприняли те односторонние финансовые санкции, которые были введены против Ирана США и Европой. В Иране подобная скрупулезность воспринимается не очень хорошо — ряд наших компаний, которые хотели бы работать с Россией, ощущают недостаток доверия. Посмотрите, для сравнения, на западные компании — они давно научились обходить эти санкции при работе с нашей страной. Турция также использовала имевшиеся возможности и увеличила товарооборот с Ираном. А Россия, имевшая куда большим потенциалом чем Турция или Запад, практически не присутствует на иранском рынке. И я очень надеюсь, что в ближайшее время ирано-российские сотрудничество сбросит эти исторические оковы, и не будет больше заложником внешних отношений как России, так и Ирана.

Свою работу у нас российские компании не должны ставить в зависимость ни от наличия односторонних санкций, ни от деятельности конкурентов из Европы. Рынок у нас огромный, и места всем хватит. Иранский рынок открывается для иностранных компаний, и задача России — максимально быстро использовать появившиеся возможности.

Какие отрасли экономического сотрудничества являются, на Ваш взгляд, наиболее перспективными?

Условно экономическое сотрудничество можно разделить на две части — торговлю и промышленное производство. В обеих сферах у нас есть совместные проекты, которые постепенно готовятся к реализации.

Так, есть взаимопонимание по строительству второго блока Бушерской АЭС. Серьезные перспективы в области автомобилестроительной промышленности. В России продаются наши автомобили — в частности, Саманды и Сабахи, иранцы также покупают российские автомобили. Кроме того, можно организовать и совместное производство — мы заинтересованы в сотрудничестве с российским автопромом и готовы пойти на совместные инвестиции в различные проекты.

Есть перспективы обширного сотрудничества и в области энергетики. Россия может работать в иранской нефтегазовой сфере, покупать у нас углеводороды для некоторых своих регионов, либо инвестировать в нашу промышленность. Российские компании уже работали на этом рынке, однако быстро свернули свою деятельность из-за введенных против нас санкций. Сейчас же Газпром, Лукойл и другие компании могут вернуться. Кроме того, мы можем сотрудничать по энергетическим вопросам в районе Каспийского моря. Наконец, мы можем приобрести несколько сот мегаватт электроэнергии у России (Иран активно занимается экспортом электроэнергии).

Еще одна сфера — железные дороги. Нам нужны рельсы для сотен километров железных дорог, и мы их сейчас покупаем в других странах, тогда как могли бы приобрести у вас. Мы также хотим электрифицировать наши железные дороги, а у России есть огромный опыт в этой сфере.

Наконец, нам нужно зерно — мы сейчас закупаем значительные объемы кукурузы, пшеницы, сои. Россия могла бы и здесь занять значительную часть иранского рынка, но, к сожалению, пока не занимает.

Самый больной вопрос наших отношений — это отказ России выполнить контракт по поставке систем С-300. Насколько сильно этот отказ

Страницы: 1 2 3