Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Владимир Евсеев: России нет смысла выходить из Договора о СНВ

21.02.2014

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Это никак не повлияло бы на решения американцев

Источник: Независимая Газета

Автор: Владимир Валерьевич Евсеев
директор Центра общественно-политических
исследований, кандидат технических наук

В течение только 2014 года в войска должны быть поставлены 22 межконтинентальные баллистические ракеты РС-24 «Ярс» мобильного и шахтного базирования.

Директор департамента МИД России по вопросам безопасности и разоружения Михаил Ульянов заявил 3 февраля 2014 года, что Россия может воспользоваться правом выхода из нового (Пражского) Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ), если США продолжат развитие глобальной системы противоракетной обороны (ПРО). По его мнению, «США продолжают наращивать потенциал ПРО без учета интересов и озабоченностей России. Подобная политика чревата подрывом стратегической стабильности».

Несомненно, что это заявление является серьезным предупреждением американской стороне в условиях нарастания двусторонних противоречий. Последние, конечно, не носят фундаментального характера и не свидетельствуют о начале новой холодной войны. Но они отражают все большее недопонимание Москвы и Вашингтона не только в отношении ПРО, сокращения стратегических ядерных вооружений, вывода из Европы американского тактического ядерного оружия (ТЯО), реализации вооруженными силами (ВС) США концепции «Быстрый глобальный удар» или размещения оружия в космосе. Это наблюдается и в отношении путей разрешения вооруженных конфликтов в Сирии и Афганистане, урегулирования иранского ядерного кризиса и восстановления внутренней стабильности в Украине. Как следствие, российско-американские отношения сейчас находятся в наиболее низкой точке своего развития начиная с 1990-х годов.

В результате, например, Конгресс США принял так называемый закон Магнитского, на что аналогично отреагировала российская сторона – была приостановлена деятельность ряда рабочих групп президентской комиссии, ранее созданной Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой, и т.п. В этих условиях нужно крайне взвешенно подходить к любым вопросам разрушения существующей договорно-правовой базы, чтобы не создать себе в будущем дополнительных проблем. Рассмотрим это на примере возможного выхода РФ из нового (Пражского) Договора о СНВ.

ОСОБЕННОСТИ ПРАЖСКОГО ДОГОВОРА

На экспертном уровне новый Договор о СНВ часто сравнивают с Московским договором о сокращении стратегических наступательных потенциалов (2002), согласно которому уровни ядерных боезарядов на стратегических носителях к 2012 году должны были уменьшиться до 1700–2200 единиц. В Пражском договоре верхний потолок по боезарядам составил 1550, что говорит о его формальном снижении на 30%.

В действительности снижения этого уровня не произошло, так как были серьезно изменены правила зачета: количество ядерных боеголовок на морских и наземных носителях стали засчитываться по факту, а на воздушных носителях следующим образом – за каждым тяжелым (стратегическим) бомбардировщиком один ядерный боезаряд. Хотя, например, российский Ту-160 способен нести 12 крылатых ракет воздушного базирования. В результате возникло несоответствие между заявляемым и реальным количеством размещенных ядерных боезарядов и существенно увеличился возвратный потенциал, обусловленный возможностью «дозагрузки» боеголовок. В совокупности это позволяет США в достаточно сжатые сроки выйти на уровень 4,0–4,5 тыс. ядерных боезарядов на стратегических носителях, а России – 2,5–3,0 тыс.

Конечно, в Пражском договоре есть ограничения на количество стратегических носителей: не более 700 «развернутых» и 100 «неразвернутых», но на этот уровень нужно выйти только спустя семь лет после его ратификации.

СЛОЖНОСТИ РАТИФИКАЦИИ

28 января 2011 года президент Дмитрий Медведев подписал федеральный закон о ратификации нового Договора о СНВ, что свидетельствовало о продолжении российско-американского сотрудничества в сфере сокращения ядерных вооружений.

Однако процесс ратификации в Сенате США нового Договора о СНВ шел достаточно трудно, что было обусловлено как обострением внутриполитической борьбы между демократами и республиканцами, так и нежеланием американской стороны хоть в чем-то ограничивать свои возможности в сфере развертывания глобальной системы ПРО.

Договор был внесен на рассмотрение Сената в мае 2010 года, для его ратификации требовалась поддержка не только сенаторов-демократов, но и восьми сенаторов-республиканцев. Это вынудило администрацию Обамы пойти на серьезные уступки: согласиться на выделение в течение десяти лет 85 млрд долл. на модернизацию ядерных вооружений и заверить, что США не будут отказываться от развертывания мощной и эффективной системы ПРО в Европе. Это оформили в виде двух односторонних резолюций, что существенно повысило уровень недоверия между Россией и США.

В Федеральном собрании РФ внимательно следили за процессом ратификации Пражского договора о СНВ в

Страницы: 1 2 3 4 5 6