Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Мировые тренды и Южный Кавказ

09.01.2014

Страницы: 1 2 3

Гагик Арутюнян
Директор НОФ «Нораванк»

Сегодня в мире происходят изменения, интегральным трендом которых является переход от монополярной системы к мультиполярному, или же, по другой формулировке, к бесполярному миру. Очевидно, что без учета этого глобального тренда будет трудно разобраться в том, что же на самом деле происходит в нашем регионе – на Южном Кавказе. Тем более что, несмотря на известные условности, присущие ныне названиям регионов, трансформация миропорядка весьма материализованно и наглядно происходит именно на Большом Ближнем Востоке (ББВ). Поэтому мы сначала тезисно представим ближневосточные процессы и только потом, придерживаясь логики этих развитий, вернемся на более локальное пространство – Южный Кавказ.
«Основной геополитический инстинкт»

При интерпретации процессов на Большом Ближнем Востоке аналитики апеллируют к специфике политических режимов, экономике и демографии, социальной напряженности и информационным политтехнологиям, конфессиональным конфликтам, израильскому фактору, направленному против России и Китая «управляемому хаосу», а также прочим факторам, которые, безусловно, имеют место и играют важную роль. Вместе с тем иногда складывается впечатление, что над конкретикой этих развитий довлеет некий основной геополитический – геоидеологический инстинкт, а именно: взять как можно больше, а лучше – все. Была такая советская поговорка: «мы – за мир, но желательно – весь мир…»

Поэтому после распада СССР война с «ялтинскօ-потсдамским» миром не завершилась и борьба с «пережитками» прошлого продолжалась с поистине революционным задором. Успешно была раздроблена Югославия, затем пришла очередь тех азиатских и африканских стран, которые тоже были в той или иной степени порождениями прежнего миропорядка. Сначала был Афганистан, с Ираком дело довели до логического конца в 2003-м. Очередной этап ликвидации «старых порядков» дозрел уже в наши дни. Началась пресловутая «арабская весна» – легко пали режимы Мубарака, Кадаффи, лишь немногие сомневались, что такая же судьба уготована и для Асада, а затем неизбежно наступит очередь Ирана. Однако «конец истории» не наступил. Случилось все наоборот, а именно то, что принято называть «реваншем истории».

В теории цепных разветвленных процессов существует понятие критических условий, после наступления которых система резко меняет свои характеристики и переходит в иное состояние. Нечто подобное случилось на ББВ по ходу proxy-войны в Сирии. Против Сирии некоторые страны НАТО (особенно старалась Турция, а также известные арабские режимы) бросили целый «Террористический интернационал», что вкупе с событиями в Ираке и Ливии привело к гуманитарной и культурной катастрофе – это миллионы жертв и беженцев (своеобразный proxy-геноцид, который можно назвать «геноцидом в режиме бегущей строки»1). Были разрушены и ограблены памятники историко-культурного наследия, совершено множество актов вандализма. В военно-политическом контексте одним из последствий этих инициированных процессов является формирование из разношерстных террористических группировок нового сетевого геополитического актора – упомянутого выше «Террористического интернационала».

Между тем развития в Сирии оказались тем импульсом, после которого система резко изменила свои характеристики: «остальной мир» «восстал» и стал организованно сопротивляться. Можно с уверенностью констатировать, что война в Сирии – это первая мультиполярная война, в которой, в отличие от Ирака, Египта или Ливии, с обеих сторон участвуют крупные геополитические игроки. Очень кратко рассмотрим некоторые критические характеристики воюющих держав.
Ресурсы и состояние геополитических акторов

Соединенные Штаты. В США ощущается дефицит средств, и это относится как к материальным ресурсам (проблемы с долгами и долларовой системой в целом, сокращение бюджета, в том числе Пентагона), так и интеллектуально-идеологическим ресурсам. Похоже, что некоторые представители американской элиты это сознают, и среди них не только бывшие политики, как один из отцов «рейганомики» Пол К. Робертс, но и респектабельные профессора и ученые. Вот что пишет Френсис Фукуяма: «Многие политические институты в США приходят в упадок… Это результат интеллектуальной косности и растущего влияния закрепившихся на своих позициях политиков, препятствующих реформам и восстановлению равновесия»2. Именно в этом контексте следует рассматривать и реализацию грандиозного и, по большому счету, некорректного по сути проекта по преобразованию ББВ. Эти обстоятельства, помимо всего прочего, подпортили и международный имидж сверхдержавы: в своём ежегодном опросе на конец 2013г. Gallup установил, что «США в мире считают угрозой №1 миру во всём мире»3. Отметим лишь, что США лидирует в этом табеле рангов с большим отрывом – опережая на 16 пунктов занимающий второе место Пакистан.

Страницы: 1 2 3