Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Иран в системе безопасности на Южном Кавказе

23.01.2014

Страницы: 1 2 3

В настоящее время ситуация в сфере безопасности на Южном Кавказе определяется тремя основными факторами: глубоким сирийским кризисом, который все еще может привести к войне США и их союзников против Башара Асада, иранской ядерной проблемой и долгосрочными последствиями войны августа 2008 г. с Грузией. Главным следствием августовской войны стало временное прекращение процесса расширения НАТО на Южном Кавказе. Вмешательство России продемонстрировало своего рода «красную черту», а позиция Вашингтона, переложившего всю ответственность за разрешение кризиса на Европейский союз (ЕС), определило пределы могущества альянса.

Инертность внешней политики России в 2009-2012 гг., относительный успех НАТО в Ливии, зашедшее слишком далеко обострение кризиса в Сирии – все это подпитывает уверенность тех представителей Запада, кто хотел бы «переиграть» историю. В частности, вполне возможна повторная попытка прихода НАТО на Южный Кавказ, но уже в рамках разрешения проблемы Нагорного Карабаха. При этом может быть поставлен вопрос о приеме в альянс не только Грузии, но и достаточно амбиционного Азербайджана. Ситуация усугубляется тем обстоятельством, что среди правящей элиты Азербайджана сильны настроения по силовому возврату Нагорного Карабаха. Поводом для этого может стать, например, обострение ситуации вокруг иранской ядерной программы. В этих условиях Россия, Иран и Турция обязаны договориться между собой с целью предотвращения возможной войны на Южном Кавказе. Это можно сделать в рамках новой системы региональной безопасности, которая должна быть создана вне зависимости от принадлежности сторон к какому-либо военно-политическому блоку. В противном случае возможно возникновение региональной войны с непредсказуемыми последствиями.

Еще одна причина, которая подталкивает к созданию в рассматриваемом регионе новой системы региональной безопасности обусловлена тем обстоятельством, что на Южном Кавказе, как и на Ближнем и Среднем Востоке существенно ослабевает американское влияние. Следовательно, возникает геополитический вакуум, который заполняется региональными игроками. Иначе возможно нарастание активности различного рода радикальных организаций, которые продолжают получать значительную финансовую поддержку со стороны аравийских монархий.

Первыми потребность в создании новой системы региональной безопасности почувствовали в Анкаре. Как следствие, 11 августа 2008 г. Турция предложила Азербайджану, Грузии и Армении под гарантии России и Турции создать «Платформу стабильности и сотрудничества на Кавказе», которая получила название Кавказского пакта. Платформа предполагала не поиск взаимоприемлемого для всех решения проблем Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии, что было достаточно проблематично, а выстраивание политики взаимного сосуществования двух сформировавшихся военно-политических союзов: России и Армении (включая новые де-факто независимые государства), с одной стороны, Турции, Азербайджана и Грузии – с другой. Очевидно, что предложенная Анкарой стратегия отражала ее стремление к региональному лидерству, которое подкрепляется серьезными основаниями. Так, по размеру валового внутреннего продукта (ВВП) Турция занимает второе место после России (в 2012 году размер ее ВВП составил 1125 млрд. долл.), а по численности населения и вооруженных сил (ВС) – третье после России и Ирана. На конец 2013 года население Турции составило около 76 млн. чел., а численность ВС превысила 500 тыс. военнослужащих.

Выстраивая свою политику на Кавказе, Турция учитывает, что в случае вооруженного конфликта серьезно пострадает ее статус как страны-транзитера энергоресурсов. Так, в августе 2008 г. британской компанией Вritish Рetroleum были вдвое сокращены объемы прокачки нефти по нефтепроводу Баку – Тбилиси − Джейхан (до 12,4 млн. баррелей). Аналогичное сокращение имело место и в

Страницы: 1 2 3