Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Афганский фактор и усилия ОДКБ по поддержанию стабильности на Южном Кавказе

15.01.2014

Страницы: 1 2 3 4

Текст выступления Андрея Медведева на Международной конференции «Безопасность и сотрудничество на Южном Кавказе», Ереван. 18-20 декабря 2013 г.

 Центральная Азия, отделенное  от нее Каспийским морем Закавказье, а также Черноморский регион – являются составляющими единого стратегического пространства.  Поэтому иллюзорно думать, что все, что происходит в Афганистане, не имеет прямого значения для государств Южного Кавказа.

 Можно говорить о двух видах влияния ситуации в Афганистане на состояние Южного Кавказа. Прежде всего, это прямые последствия афганского конфликта, которые проявляются, во-первых, в росте усилении радикальных сил, прежде всего, связанных с исламским фундаментализмом. Во-вторых, в обострении межконфессиональных и межэтнических противоречий, которое обуславливается, как самим характером афганского конфликта, так и американским военным присутствием.

 Кроме того, афганская проблематика затрагивает Южный Кавказ еще и вследствие того, что данный регион оказывается втянут в военно-политические проекты крупных игроков, принимающих участие в разрешении «афганского вопроса» или пытающихся использовать афганский конфликт для геополитической экспансии и повышения собственного влияния в регионе.

 Существующие на Южном Кавказе межгосударственные, межэтнические и межрелигиозные противоречия в последнее время обостряются, в том числе в результате  конкуренции геополитических игроков, соперничающих за доминирование в регионе (это соперничество является продолжением и отражением конкурентной борьбы, идущей вокруг Афганистана). Геополитические конфликты, возникшие вокруг «афганской проблемы», достаточно легко могут охватить страны Закавказья (особенно уязвимы с этой точки зрения армяно-азербайджанские противоречия).

 Поэтому, прежде, чем приступить к анализу воздействия «афганского фактора», следует хотя бы кратко рассмотреть, что же происходит в Афганистане.

 Необходимо, прежде всего, отметить, что первоначальный оптимизм мирового сообщества после падения в 2001 году режима «Исламского Движения Талибов Афганистана»  о том, что афганский кризис разрешен, не оправдался. США не смогли победить талибов в Афганистане (а, возможно, такой цели и не ставили), однако данная страна остается для США плацдармом проецирования собственной  силы на Центральную Азию  в широком понимании, а за одно, и на Китай и Россию. Непосредственным продолжением подобной внешнеполитической доктрины США является американская политика на Южном Кавказе, которая также направлена не столько на разрешение конфликтов, разделяющих страны, региона, сколько на снижение российского влияния.

 В апреле 2014 года в Афганистане состоятся выборы нового президента. Фактически уже определены кандидаты, большинство которых так или иначе, но крепко связаны с американскими вооруженными силами в Афганистане. На фоне упавшего до минимума авторитета центральной власти, кто бы не пришел на пост нового президента, он будет также иметь минимальную поддержку среди населения, что грозит Афганистану новым витком гражданской войны.

 Ситуация в Афганистане после 2014 года, безусловно, продолжит оказывать ощутимое влияние на соседей,  прежде всего, на республики бывшей советской Средней Азии и Казахстан. Это становится особенно очевидным в силу заметной активизации в северных провинциях Афганистана деятельности военно-политических группировок, состоящих из выходцев стран Средней Азии и Кавказа.

 Одним из наиболее реалистичных сценариев развития ситуации после 2014 года является политическая и географическая фрагментация Афганистана де-факто, с сохранением контроля центральной власти лишь над минимальной частью территории, возможность образования нескольких квази-государств.

 Абсолютно понятно, что в столице Афганистана подразделения ISAF  опираются на вооруженные силы правительства Х. Карзая. Но в провинциях они либо не имеют какого-либо веса, либо вообще отсутствуют. И западный военный контингент естественно опирается на местных полевых командиров, которые остаются вооруженной оппозицией режиму Х. Карзая или же просто не принимают в расчет его наличие «где-то в Кабуле». Наряду с этим, подразделения ISAF в  местах своей дислокации оплачивают услуги местных племенных или не племенных полевых командиров, в том числе и  дорожно-охранного бизнеса.

 В таких условиях в мае 2012 года Барак Обама и Хамид Карзай подписали долгосрочное соглашение о стратегическом сотрудничестве между США и Афганистаном, которое заложило юридическую основу для дальнейшего американского военного присутствия в этой стране.  Согласно соглашению, афганские национальные силы безопасности (АНСБ)  к концу 2013 года должны полностью взять на себя

Страницы: 1 2 3 4