Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Ирано-британские отношения

03.12.2013
Метки:

Страницы: 1 2 3

Игорь Николаев,
Специально для Iran.ru

Телефонный звонок британского министра иностранных дел Уильяма Хейга своему иранскому коллеге Мохаммаду Джаваду Зарифу в сентябре нынешнего года и решение о возобновлении дипломатических отношений между Тегераном и Лондоном стали предвестниками Женевских соглашений и общего потепления в отношениях между Западом и Исламской Республикой. Для Британии, как известно, «нет постоянных врагов, нет постоянных друзей — есть только постоянные интересы». Какие же интересы руководство Соединенного Королевства преследует, демонстрируя дружелюбие в отношении Ирана и жертвуя принципами «поддержки санкций»? Вопрос этот далеко не так прост, как кажется.

На днях британский премьер Дэвид Кэмерон на приеме, устроенном в честь празднования еврейского праздника Ханука, заявил: «Враги Израиля являются моими врагами. Угроза Израилю является угрозой всем нам». А неделей раньше министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг порекомендовал израильскому премьеру Беньямину Нетаньяху не вмешиваться в процесс Женевских переговоров. Кто из них выражает реальное отношение Великобритании к Ирану? Оба, и никакого парадокса здесь нет. Тот же Хейг по итогам Женевы весьма однозначно оценил перспективы ирано-британского диалога и границы двусторонних отношений: «При отсутствии существенных изменений в политике Ирана, связанных с его ядерной программой, мы будем продолжать поддержку политики жестких санкций». Перед нами типичная для британской дипломатии игра, в которой некие «моральные» принципы с легкостью приносятся в жертву экономическим интересам Великобритании. Причем отношения с другой стороной строятся по принципу «кнута и пряника». В итоге Лондон получает политические и экономические преференции, а остальные – понимание того, что никакого равноправного диалога и не было, была лишь череда уступок в обмен на туманные британские обещания.

Картинки из недавнего прошлого

Иранцы, как, пожалуй, никто другой, ощутили на себе все «прелести» диалога с Британией. Не будем углубляться в историю и вспоминать, что Джордж Керзон когда-то прокомментировал одну из сделок Ост-Индской компании в Персии, когда богатства этой страны с беззастенчивой лихостью обналичивали и укладывали в свой карман «джентльмены викторианской эпохи», следующим образом: «Это наиболее полная и чрезвычайная сдача всей промышленности и ресурсов Персии в иностранные руки. Это приз, о котором мы не смели и мечтать». Не будем вспоминать и о роли британцев в свержении премьер-министра Ирана Мохаммеда Мосаддыка в 1953 году, их участие в попытке государственного переворота в Иране, вошедшего в историю как операция «Аякс», пятидесятилетие которой приходится аккурат на нынешний год. Обратимся к событиям последних лет.

Выдавленная Штатами с иранских рынков при шахе, в 1998 году Британия начала осуществлять «второй заход» в Иран. Состоялся обмен визитами тогдашнего президента Ирана Мохаммада Хатами и главы Форин-офиса Джека Стро, британский экспорт в Исламскую Республику только за 2006 год вырос вдвое, но все это никак не сказалось на снижении политического противостояния между Тегераном и Лондоном. В 2006 году королева демонстративно возводит в рыцарское достоинство Салмана Рушди — автора, вызвавшего яростный протест мусульман своим скандальным романом «Сатанинские стихи», и в отношении которого была издана фетва аятоллы Хомейни. В 2007 году 8 служащих британских ВМС и 7 морских пехотинцев на двух катерах, состоящих на вооружении военно-морского спецназа, «случайно заблудились» в иранских территориальных водах. 2009 год – Великобритания осуществляет прямое финансирование «зеленой оппозиции», устроившей массовые беспорядки в Тегеране в связи с избранием Махмуда Ахмадинежада на второй президентский срок.

Приход в 2010 году к руководству британской внешней политики Уильяма Хейга и его заместителя по ближневосточным делам Алистера Баррета был воспринят в Тегеране с вполне объяснимой настороженностью. Обе эти ключевые фигуры Форин-офиса до своего назначения являлись членами группы «Консерваторы – друзья Израиля» в британском парламенте, поэтому ничего хорошего для ирано-британских отношений эти назначения принести не могли. Прогнозы пессимистов вскоре полностью оправдались. Отбросив всякую сдержанность, Лондон стал одним из наиболее активных членов антииранской коалиции и проводником жесткой линии в отношении Ирана в ЕС, а за пределами Европы — всячески поощрял иранофобию одного из самых влиятельных членов Британского Содружества, Канады. Тогда же посольство Великобритании в Тегеране, в полном соответствии с избранным Лондоном жестким курсом, стало проводить политику ограничения выдачи виз, а в аэропортах Великобритании начали отказываться заправлять иранские пассажирские авиалайнеры, что выходило даже за рамки односторонних санкций ЕС. Почти миллиард фунтов иранских активов, замороженных английскими банками,

Страницы: 1 2 3