Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Андрей Медведев выступление в ходе экспертного стола «Киргизия в геополитической системе Евразии…»

21.11.2013
Рубрики:

Кыргызская республика является неотъемлемой частью Центральной Азии, которая, как регион в широком смысле этого слова включает в себя страны бывшей советской Средней Азии и Казахстан, Афганистан, Иран, прилегающие российские территории, а также отделенный Каспийском морем Южный Кавказ. Но сегодня мы будем говорить о Кыргызстане, как неотъемлемой части Средней Азии.

В Средней Азии и Казахстане  сошлись геополитические интересы России, Китая, США, ЕС, Ирана, Турции, Японии, Южной Кореи, Индии и Пакистана.   Можно сказать, что для Китая и Запада в целом данный регион  интересен в первую очередь, как источник углеводородного сырья, а для России еще и с точки зрения обеспечения собственной безопасности. При этом  не только как регион остающийся зоной потенциальных вооруженных конфликтов  и территорией распространения идей радикального ислама,  производства и транзита наркотиков в Россию, но и как регион, имеющий тесные экономические связи с прилегающими российскими регионами, территорией, на которой размещены военные полигоны, перевод которых в Россию невозможен или экономически нецелесообразен. И, конечно же, не стоит забывать о том, что значительная часть населения среднеазиатских государств выезжает на территорию России в поисках работы.

При этом страны бывшей советской Средней Азии и Казахстан расположены между Большим Ближнем Востоком, Россией и Китаем, то есть данный регион имеет важное геостратегическое расположение, что и обусловило желание Вашингтона любыми способами закрепить здесь свое военное присутствие.  В свою очередь Россия и Китай пытаются ограничить сферу американского влияния, и на данный момент Россия и Китай играют стабилизирующую роль, но ситуация в регионе остается взрывоопасной. Страны Запада более активно вмешиваются во внутреннюю жизнь государств, в том числе предпринимая конкретные прямые или опосредованные действия  в целях смены режимов. Нынешняя внутренняя нестабильность в Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане, и в меньшей степени, но так же имеющей место быть, в Казахстане и Туркменистане в любой момент может в корне изменить ситуацию в любой отдельной из перечисленных стран, и регионе в целом.

Данный регион остается стратегически  важным для России, и одновременно взрывоопасным из-за хронической внутренней нестабильности, высокой безработицы, межэтнических конфликтов, периодически переходящих в вооруженную стадию, все большего обострения комплекса водно-энергетических проблем, деградации образовательного уровня населения и всепоглощающей коррупции.

Военно-политическая обстановка также остается чрезвычайно сложной и неустойчивой – Афганистан является внешней угрозой, как для России, так и государств региона, в том числе из-за огромного потока транспортируемого через, и в наши государства  афганских наркотиков.

Кыргызстан является неотъемлемой частью данного региона, страной, которая, после распада Советского Союза предприняла попытку нащупать собственный путь дальнейшего развития. Однако плохо подготовленное ускоренное движение в сторону Запада в силу ряда причин, в том числе в силу высокого уровня коррупции в органах государственной власти, семейно-кланового характера управления, криминализации экономической жизни, очень быстро привело к огромному внешнему долгу и фактически полной внешней зависимости от влиятельных государств.

Мне неоднократно приходилось слушать рассуждения о том, при каком президенте «было лучше» в Кыргызстане. Естественно, я могу только слушать, потому что рассуждения на эту тему  являются абсолютной прерогативой граждан Кыргызстана.

Но с точки зрения стороннего наблюдателя не стоит забывать, что нынешние основные коррупционные схемы были зарождены при первом президенте, а потом уже совершенствовались и оттачивались в последующие «эпохи».

Например, не стоит забывать о том, что впервые вопросы получения Кыргызстаном иностранных инвестиций и оказания ему экономической помощи сознательно были выведены из компетенции правительства республики и отданы в исключительное ведение генеральной дирекции Государственной комиссии КР по иностранным инвестициям и экономической помощи (Госкоминвест) при А.Акаеве, что и создало в итоге широкую базу для коррупции.

Или имеет смысл не забывать  и о ряде сомнительных сделок, в том числе, о роли компании «Сеабеко групп» под руководством канадского бизнесмена Б.Бирштейна  в вывозе за границу 1,6 тонн киргизского золота или ее роли в подписании соглашения с «Cameco Corporation», которая к тому времени специализировалась на добыче природного урана, не имела достаточного опыта реализации крупных международных проектов и значительных свободных финансовых средств, но тем не менее, получила эксклюзивные права на разработку месторождения «Кумтор», которое, наряду с месторождением «Джеруй», реально могло бы стать одним из главных источников средств для экономического развития страны.

Можно также вспомнить для примера ситуацию со строительством в 1994 году в Бишкеке гостиницы «Ак-Кеме» и Бишкекской мебельной фабрики по турецкому кредиту в размере 45 млн. долларов США.

При этом российские предложения по инвестициям в экономику Кыргызстана далеко не всегда находили своего отклика. Например в октябре 1995 года было подписано межправительственное соглашение по которому Правительство  КР обязалось в течение месяца предоставить Правительству РФ перечень предприятий, в восстановлении и развитии которых киргизская сторона заинтересована. После согласования списка планировалось определить объем инвестиций и пакеты акций по каждому предприятию, который должен был быть передан российской стороне в счет погашения государственного долга КР. Однако требуемая информация так и не была предоставлена и одной из причин этого было в том, что российское предложение не создавало условий для личного обогащения высокопоставленных лиц Кыргызской республики. Список должна была составить, как  раз, вышеупомянутая  генеральная дирекция Государственной комиссии КР по иностранным инвестициям и экономической помощи (Госкоминвест) и для этого требовалось всего лишь личное указание со стороны А.Акаева.

При этом,  изначально КР после развала Советского Союза оказалась  в тяжелой ситуации:

— во-первых, Кыргызстан не имеет  собственного выхода даже к Каспийскому морю и выход во внешний мир осуществляется через территорию Китая, Казахстана, Таджикистана и Узбекистана, с каждым из которых у Кыргызстана свои непростые отношения.

— Кыргызстан не располагает значительными коммерчески интересными запасами углеводородного сырья, за то обладает огромным гидроэнергетическим потенциалом: на территории страны насчитывается около 30 тысяч рек и ручьев, в том числе – около 20 тысяч – длиной более 10 км. С гор в окружающие долины стекает около 49 кубических километров воды в год, из которых только 25% используется внутри республики. Но гидроэнергетический потенциал Кыргызстана может быть реализован только в рамах регионального консенсуса по существующим водно-энергетическим противоречиям;

—  затратность добычи большинства видов полезных ископаемых при недостаточном уровне развития перерабатывающих отраслей промышленности.

Таким образом, построить азиатскую Швейцарию было невозможно. Но, судя по всему киргизские власти тогда испытывали завышенные ожидания по поводу западных инвестиций, но в итоге количество иностранных кредитов, как и внешний долг к концу правления А.Акаева в 2005 году достиг 2 млрд.долларов США, что превысило допустимый порог заимствований. При этом правящая элита продолжала использовать миф об азиатской Швейцарии в первую очередь в целях личного обогащения, сознательно ухудшая и так объективно непростое экономическое положение страны и ведя ее к политическому кризису.

Поэтому, когда некоторые экспертов преподносят бывших руководителей Кыргызстана в образе жертв и чуть ли не «ангелов, но только без крыльев», кроме раздражения у знающих людей это вызывать не может. Семейно-клановый характер управления, неспособность «главы семейства» обуздать аппетиты членов своей «семьи» стали основой высокого уровня коррупции в органах государственной власти и криминализации экономики, и заложены эти основы  были не вчера, а фактически сразу, с момента приобретения независимости.

Что касается российско-киргизских двусторонних отношений, то следует отметить, что уже к середине 1990-х была создана достаточная договорно-правовая база для их развития. В частности:

— Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кыргызстан о принципах экономического сотрудничества (октябрь 1992 г.)

– Договор между Российской Федерацией и Кыргызской Республикой о сотрудничестве в военной области (июль 1993 г.);

– Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Кыргызской Республики о сотрудничестве в области культуры, науки и образования (март 1995 г.);

– Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Кыргызской Республики о сотрудничестве в области электроэнергетики (март 1996 г.).

Но развитие российско-киргизских отношений во многом носило декларативный характер по двум причинам: КР, стремясь получить максимум дивидендов от конкуренции между Россией, Западом и Китаем пыталась демонстрировать «политику многовекторности», да и Москва в то время была чрезмерно увлечена иллюзиями, связанными с ее ориентацией на западные страны.

Вообще же с момента установления дипломатических отношений и по данный момент между нашими странами было заключено порядка 130 межгосударственных и межправительственных договоров и соглашений, регулирующих взаимодействие сторон в политической, торгово-экономической, военной и военно-технической, культурно-гуманитарной и иных сферах.

Но в силу низкой эффективности системы управления, семейственности и клановости всех органов власти и всеобщей чрезвычайно высокой коррумпированности закономерно наступила экономическая депрессия, усилились противоречия между «северянами» и «южанами», ослабление центральной власти, органов безопасности и правопорядка. А в марте 2002 года произошли трагические события в Аксыйском районе Джалал-Абадской области, в центре которых оказался киргизский депутат и председатель Комитета по судебно-правовым вопросам А.Бекназаров.

Позже, на политической арене громко заявили о себе такие организации как:

– «Народное движение Кыргызстан», возглавляемое бывшим премьер-министром К. Бакиевым;

 – движение «Ата-Журт» («Отечество»), лидером которого являлась Р. Отунбаева, ранее занимавшая посты заместителя премьер-министра и министра иностранных дел;

 – партия «Ар-Намыс» («Достоинство»), ее председателем был Ф. Кулов, ранее вице-президент КР, министр внутренних дел, министр национальной безопасности, губернатор Чуйской области и мэр Бишкека.

В июне 2010 года в Кыргызстане был проведен референдум, в результате которого были подтверждены полномочия Р.Отунбаевой в качестве главы государства на переходный период до конца 2011 года, а так же была принята новая конституция, закрепившая переход страны на парламентскую форму правления при сохранении поста президента.

Переход к парламентской форме правления требует высокого уровня развития гражданского общества и его единство. Навряд ли, можно сказать, что сегодня эти результаты достигнуты. Поэтому процесс государственного строительства в Кыргызстане продолжается и носит затяжной характер.  По оценке ряда российских экспертов, нынешние киргизские политические партии не имеют реальных общенациональных программ, а отражают региональные, клановые и родовые интересы, то есть отстаивают не нациоанльные интересы, а интересы небольших групп населения. В этой связи идея парламентской республики для Кыргызстана – весьма смелый эксперимент. Его реализация пока демонстрирует то, что политические лидеры вышеназванных, а также многочисленных внепарламентских партий плохо умеют договариваться между собой и создавать устойчивые коалиции.  Поэтому роль нынешнего президента, с которой с позиции стороннего наблюдателя он тяжело, но справляется, заключается в сохранении хрупкого политического баланса, так как сами по себе наличие многопартийности, свободы СМИ и широкие возможности для деятельности иностранных фондов и НПО не являются гарантией политической стабильности и  элементарного общественного порядка.

КР до сих пор не вышла из затяжного экономического и социально-политического кризиса, структуры новой власти находятся в постоянной трансформации, усиливается разделение страны по региональному признаку, сохраняются серьезные проблемы в межэтнических отношениях.

Как было сказано выше, договорно-правовая база российско-киргизских отношений насчитывает более 130 правовых документов, и их анализ показывает, что Кыргызстан рассматривается Россией как одна из важных составляющих системы безопасности Центральной Азии. Также понятно и то, что, несмотря на сохраняющуюся «многовекторность», отношения с Россией для Кыргызстана всегда были и остаются одним из главных приоритетов. Отдельного рассмотрения требуют вопросы взаимодействия в военной сфере, но в рамках данного выступления, это нецелесообразно, так как данный вопрос требует детального, а не поверхностного рассмотрения. Тем не менее, очевидно, что союзнические отношения между Россией и Кыргызстаном взаимовыгодны, они опираются на прочную законодательную базу, и уровень сотрудничества в военной сфере будет повышаться.

Наиболее крупные российско-киргизские экономические проекты разрабатываются в электроэнергетическом секторе и газовой отрасли. Но, учитывая имевшую место угрожающую внутриполитическую нестабильность в период 2009т- 2010 г.г. данное сотрудничество было приостановлено и возобновилось в феврале 2011 года.

С марта 2011 года возобновилась деятельность рабочей группы  ОАО «РусГидро», ОАО «Интер РАО ЕЭС» и ОАО «Электрические станции» по оценке вариантов освоения существующих в верхнем течении реки Нарын потенциала гидроресурсов и разработке ТЭО строительства первоочередных гидроэлектростанций.

Кроме того в процессе предварительной проработки находятся и другие крупные экономические проекты с полным или частичным российским участием.

Видится весьма важным подчеркнуть, что многообразие российско-киргизских торгово-экономических и научно-технических связей в значительной стадии реализуется на региональном уровне.  70 регионов РФ имеют торгово-экономические связи с КР, наиболее активно они осуществляются 20 субъектами РФ, среди которых необходимо отметить Омскую область, г. Санкт-Петербург, Свердловская область, Москву, Республику Башкортостан, Оренбургскую и Московскую области.

В заключение хочу сказать, что после определенной стабилизации внутреннего положения КР к 2011 году, Россия проявляет желание активизировать сотрудничество, как в экономической, так и в гуманитарной сферах, как на федеральном, так и на региональном уровнях. Но многое зависит и от Бишкека.  Сохранение в Кыргызстане внутренней нестабильности, дальнейшее снижение жизненного уровня населения, продолжающийся процесс дезинтеграции страны и усиление ее криминализации представляют серьезную опасность  для российско-киргизских отношений и перспектив участия Кыргызстана в евразийской экономической интеграции. Очевидно при этом, что решить эти проблемы за счет лишь внешней помощи невозможно. Нужна ответственная политика всех ветвей киргизской власти, ликвидация ее разобщенности и руководства интересами личной выгоды в пользу начала целенаправленной политики  в интересах всей страны.  Если Бишкек проявит себя, как надежный партнёр и сохранит  стабильность внутри государства, то такое сотрудничество имеет хорошие перспективы.

Спасибо за внимание.