Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Российский эксперт допускает возможность «третьей революции» в Кыргызстане осенью 2013

19.08.2013

Источник: http://maxala.org

Возможность передислоцирования базы «Манас» исключать нельзя. Многое будет зависеть от ситуации в Кыргызстане, которая уже несколько лет характеризуется перманентной нестабильностью. США внимательно отслеживают нюансы клановой борьбы в этой стране и поддерживают политические амбиции личностей, рвущихся к власти, но не имеющих представления (или даже не желающих его иметь) о том, какое будущее ожидает кыргызстанцев, если они, независимо от их воли, окажутся под американским «крылом». Такое мнение в эксклюзивном интервью CA-News высказал Профессор Кафедры востоковедения Новосибирского государственного университета, доктор исторических наук Владимир Пластун.Plastun

Правительство Кыргызстана обязало вывести базу «Манас» к 2014 году. По вашему мнению, не попытается ли США перекинуть базу в близлежащие страны к примеру в Узбекистан и Таджикистан.

— Возможность передислоцирования базы «Манас» исключать нельзя. Многое будет зависеть от ситуации в Кыргызстане, которая уже несколько лет характеризуется перманентной нестабильностью. США внимательно отслеживают нюансы клановой борьбы в этой стране и поддерживают политические амбиции личностей, рвущихся к власти, но не имеющих представления (или даже не желающих его иметь) о том, какое будущее ожидает кыргызстанцев, если они, независимо от их воли, окажутся под американским «крылом».

Например, политолог из Туркмении Мурат Джумаев, считает, что «США/НАТО отчасти добились заявленных целей, в том числе стабилизационных, а также получили «доступ» к региону. После всех потерь и приобретений, уход отсюда не отвечает основным целям региональной внешнеполитической стратегии тех же Соединенных Штатов. Это означало бы потерю статуса ведущей нерегиональной силы, которая балансирует влияние таких региональных держав как Россия и Китай. Сложно представить, что после 2014 года наступит закат геостратегических интересов США в Центральной Азии» .

Представители США, конечно же, ищут пути сохранения своих позиций в регионе. И находят иногда благожелательный отклик в окружении первых лиц. Хотя это отнюдь не означает, что сами первые лица жаждут видеть американские военные базы на земле своих предков.

— Какова возможная ситуация в Центральноазиатском регионе после вывода войск антитеррористической коалиции (ISAF) из Афганистана в 2014 году?

— Эксперты предлагают множество вариантов развития ситуации в ЦА после вывода Международных сил содействия безопасности из Афганистана. Прогнозировать обстановку достаточно сложно. Угроза безопасности региону, по-моему, существует. Конечно, речь идёт не о том, что вооружённые отряды талибов перейдут южные границы СНГ. Опасность может исходить от экстремистских и террористических группировок, обосновавшихся и действующих с разной степенью активности практически во всех странах региона. Эти силы имеют давние и устойчивые связи с криминалитетом и, в первую очередь, с наркомафией. Об этом говорили и писали, говорят и пишут ежедневно, но изменений в положительную сторону не наблюдается. По-моему, «болезнь» зашла слишком глубоко и «высоко», что означает одно – в эти тёмных делах чувствуется рука лиц, занимающих высокое положение и уверенных, что правоохранительные органы до них не дотянутся.

— Как Вы считаете, какие изменения ожидают Узбекистан и Казахстан, если лидеры этих стран уйдут с президентских постов?

— Не ожидаю каких-то кардинальных изменений, надеясь на то, что Н. Назарбаев и И. Каримов успели создать для своих государств надёжный кадровый резерв. Конечно, полностью попыток отдельных амбициозных персон «порулить» исключать не берусь. Потенциальные оппоненты вышеупомянутых руководителей как минимум могут сыграть на недостатках, характерных для российского руководства: 1) угрожающий разрыв в социальном уровне между «богатыми» и «бедными»; 2) неисполнение законов; 3) вывоз национального капитала за границу. Непринятие руководством жёстких мер в этих направлениях действительно может привести к непредсказуемому взрыву недовольства в народе…

— Сейчас очень сильно муссируются слухи о возможной «третьей революции» в Кыргызстане осенью этого года. Каков Ваш прогноз развития ситуации в этой стране?

— Вполне допускаю такое развитие событий. По имеющейся информации, руководители Кыргызстана более всего озабочены собственным благополучием и ориентируются на советы и политическую поддержку западных кураторов и спонсоров.

В своём стремлении «пристроиться» и закрепиться в богатой Центральной Азии Запад делает ставку на снижение репутации России и повышении (даже завышения, без учёта особенностей) своего статуса. Задача западных спонсоров и советчиков, как она выглядит в реальности, заключается не в реальной помощи странам региона в области созидания. Скорее всего, она направлена на поддержание существующей в регионе (и в том же Кыргызстане) социальной системы на том уровне, который даёт кукловодам возможность играть на «понижение» или «повышение».

Конкретно в Кыргызстане ситуация такова, что верхние эшелоны власти (особенно, «элита») уже давно должны были бы проникнуться национальной идеей, согласовывая этапы её реализации с теми государствами, оказывающими позитивное содействие в продвижении по этому пути. То есть искать и находить ближних долгосрочных, надёжных партнёров, готовых сотрудничать на основе взаимных интересов. Но не сиюминутной выгоды. Почему «ближних»? Напоминаю русскую пословицу: «За морем телушка – полушка, да рубль – перевоз». Смысл: за морем всё кажется дешёвле, так ведь накладные расходы на перевоз надо учитывать. А в нашей ситуации – ещё и просчитать политические интересы тех, кто предлагает «задёшево». Поэтому, налаживая сотрудничество с Западом, надо помнить, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке».

— По Вашему мнению, будет ли новый лидер Ирана продолжать курс Ахмадинежада или он выберет курс на сближение с Израилем и США, если последние в свою очередь не против налаживания отношений? Будет ли урегулирован вопрос по ядерной программе Ирана?

— Хорошая оговорка в смысле «если». Думаю, что Иран не будет против налаживания отношений в самом общем смысле, но будет яростно защищать то, что противоречит, по мнению Тегерана, его национальным интересам. Иранцы предпочитают двигаться медленно, скрупулёзно изучая все «точки и запятые». Президент Роухани не будет совершать никаких резких движений и «прорывов» ожидать не следует.

Напомню, что Роухани безоговорочно поддержал идеи Имама Хомейни, в течение 16 лет был главой Высшего совета национальной безопасности и в настоящее время является представителем Верховного лидера (Рахбара) Али Хаменеи в этом Совете. При этом надо учитывать, что президент в Исламской Республике Иран не обладает правом самостоятельного принятия решений. Последнее слово – за Рахбаром. Это касается и вопроса о ядерной программе. Но положительные изменения просматриваются и во внешней и во внутренней политике.

Тегеран всегда предпочитал принимать такие решения, которые оставляют «свободу для маневра». Такой подход особенно важно для него сейчас, когда Запад уже в течение нескольких лет предпочитает «прессовать» иранцев, но не разговаривать на равных. А ведь пора научиться уважать право других государств иметь собственное мнение и выбирать собственный путь развития, не ущемляя права других.

— Почему Казахстан выступает посредником в переговорах по обсуждению ядерной программы Ирана? Какую выгоду получает официальная Астана предоставляя площадку для переговоров по Ирану?

— На мой взгляд, Казахстана ведёт себя абсолютно адекватно, выбирая те площадки, которые позволяют ему поднимать наиболее важные для себя вопросы. В ООН он выгодно позиционирует себя на международном уровне, ШОС и ОДКБ для Казахстана – потенциальные гаранты его национальной безопасности. Казахстанские эксперты считают, что и участие в Таможенном союзе и ЕЭП можно рассматривать как определённые шаги по укреплению и защите собственных экономических интересов. А вот участие в НАТО, по их мнению, вряд ли пойдёт на пользу республике.

На этом фоне позиция Астаны, по-моему, вполне предсказуема и разумна: к её мнению прислушиваются, её мнение учитывают и с ним считаются лидеры стран мирового сообщества. Точно так же дело обстоит и с переговорами по ядерной программе Ирана.