Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Владимир Пластун о переговорах в Алма-Ате: Не надо прессовать иранцев!

01.03.2013

Источник: ИА REGNUM

Профессор кафедры востоковедения Новосибирского государственного университета Владимир Пластун.

Завтра, 26 февраля, в Алма-Ате состоится очередной раунд переговоров Ирана и представителей стран «шестерки» по ядерной программе ИРИ. К настоящему моменту известно, что Астана собирается использовать вероятное размещение международного банка ядерного топлива на территории Казахстана — и все связанные с работой этой организации преимущества: к примеру, возможность продажи ядерного топлива Ирану под контролем МАГАТЭ. Однако иранская сторона уже много лет занимает одну и ту же позицию — ИРИ имеет право развивать мирные ядерные технологии на территории своей страны. Для того, чтобы накануне переговоров яснее понимать позиции сторон, корреспондент ИА REGNUM поговорил с известным востоковедом, работавшим в советское время бок о бок с представителями МИД СССР в том числе и в Иране, профессором Владимиром Пластуном. Вашему вниманию — рассуждения ученого полностью.

ИА REGNUM: В Алма-Ате состоится очередной раунд переговоров Ирана и «шестерки». Как вы считаете, может ли Казахстан предложить в переговорах что-то оригинальное для решения конфликта дипломатическим путем? Для чего вообще, на ваш взгляд Казахстан предложил Алма-Ату в качестве площадки для диалога?

Считаю, что правительство Казахстана сделало верный ход, предложив провести встречу «шестёрки» в Алма-Ате. Во-первых, Казахстан ещё раз позиционирует себя в качестве серьёзного игрока в центрально-азиатском регионе. Во-вторых, Казахстан, как известно, оформляется для вступления в ВТО, членство в котором только подтвердит значимость его позиции при решении вопроса вокруг ядерной программы Ирана.

ИА REGNUM: В каком русле Казахстану было бы лучше выстраивать свою дипломатическую линию во время переговоров — с учетом того, что страна — добровольно отказалась от ядерного оружия и является потенциальной территорией для размещения МБЯТ?

— Казахстану самому виднее, как выстраивать «дипломатическую линию» на переговорах. Думаю, что Астана учла позиции представителей как всех пяти государств-членов Совета безопасности организации ООН, так и Германии, Исламской Республики Иран и ЕС. Казахстан подтвердил, что выбор Алма-Аты является совместным решением всех участников переговоров.

При этом, по-моему, было принято во внимание заявление верховного руководителя Ирана аятоллы Али Хаменеи от 16 февраля сего года, который в очередной раз подчеркнул, что: 1) иранская ядерная программа носит ис-ключительно мирный характер, 2) призвал мировые державы уничтожить все ядерное оружие в мире, 3) Иран не намерен создавать ядерное оружие. Это совпадает с решением Казахстана о добровольном отказе от ядерного оружия. А быть, как Вы выразились, «потенциальным банком ядерного топлива» для Казахстана выгодно для укрепления своих позиций не только в регионе, но и в более широких масштабах. Это придаёт дополнительный вес его мнению при решении геополитических вопросов.

ИА REGNUM, Этот конфликт вообще возможно решить дипломатическим путем? Как человек, проработавший долгие годы в тесном контакте с советской дипломатией, вы бы могли хотя бы предположить — путь разрешения конфликта вокруг иранской ядерной программы?

Не могу сказать, что мне пришлось «долгие годы» работать в тесном контакте с советской дипломатией, но такие контакты были. Но гораздо больше было встреч и бесед в годы моей работы в Иране, Афганистане, США Индии и других странах, где поднималась проблема ядерного разоружения, которую, кстати, инициировал Советский Союз ещё в 50-х годах прошлого века.

В настоящее время ситуация гораздо сложнее. И осложняют её Соединённые Штаты, которые, опять же кстати, первыми в мире применили ядерное оружие, обрушив бомбы на Хиросиму и Нагасаки в 1945 году, а теперь настаивают на своей монополии обладанием и применением этого страшного оружия. Подчёркиваю — оружия, а не ядерной энергии в мирных целях, о чём постоянно твердит иранская сторона. Она чётко заявляет: если США, страны Запада (в особенности члены ЕС) признают права всех государств на исполь-зование ядерных технологий, то Иран готов представить свои предложения по снижению возможной напряженности и устранению двусмысленностей. Что означает «двусмысленность»? По-моему, она заключается в рассмотрении простейшего примера. Обвинители Ирана требуют доступа на все иранские объекты, где применяются ядерные технологии, чтобы убедиться в том, что иранцы не изготавливают там ядерное оружие. Иран же, в свою очередь, вправе потребовать доступа его представителей на ядерные объекты других стран с той же целью. Ведь все твердят о прозрачности, о паритете. Однако страны, которые не признают (и не опровергают) факт обладания ядерным оружием, и отказываются от подписания договора о нераспространении ядерных вооружений. Но Запад и США «зациклились» на Иране. Считаю именно такое поведение двусмысленным. Хотя, в принципе, дело совсем не в этом, а в том, что Иран — это пробел в стройной стратегии США по завоеванию гегемонистских позиций на мировом пространстве. Взгляните на политическую карту Среднего Востока: Иран практически со всех сторон, по периметру окружён странами, являющимися или членами НАТО, или не-членами, но союзниками или зависимыми в том или ином отношении от США и Запада. И, главное, — это нефтедобывающие страны (кроме Афганистана). Иран — кость в горле. Не уступает нажиму. Вот против него и ополчились…

ИА REGNUM: Какую позицию должны в этой проблеме занимать Россия и Китай?

Какую позицию должны занимать РФ и КНР, можно увидеть из реально предпринимаемых этими государствами шагов как раз перед началом встречи в Алма-Ате. Принципиальная позиция России подробно изложена и неоднократно подтверждена в выступлениях представителей российского МИДа.

Кроме того, как известно из сообщений СМИ, по согласованию между российской и иранской сторонами 25 февраля 2013 г. намечено открыть выставку Russian Hi-Tech 2013 в Тегеране. Будут проведены консультации по вопросам российско-иранского экономического сотрудничества. На соответствующие мероприятия ожидается прибытие свыше ста представителей нескольких десятков российских компаний и организаций.

О том, что Китай также в принципе поддерживает позицию Ирана, говорят обнародованные в печати выступления представителей Пекина на всех уровнях. И опять же, как будто специально, именно в преддверии встречи в Алма-Ате Госсовет Китая сообщил о намерении принять участие в строитель-стве высокоскоростной железнодорожной линии в Иране. Как считает американская печать, данное решение Китая «противопоставляется ужесточению санкций в отношении Ирана со стороны США, Европейского союза и их союзников в связи с ядерной программой Ирана». КНР является основным потребителем иранской нефти, а антииранские санкции США и Запада привели к ежедневной потере Тегераном $98,9 млн за счет продажи нефти. В начале февраля США ввели новые санкции, согласно которым импортеры теперь не могут платить за нефть с помощью долларов и евро. Это явный удар не только по Ирану, и не только по Китаю. Так каковыми же должны быть позиции России и Китая?! Вопрос риторический…

ИА REGNUM: Следующий вопрос к вам, как к востоковеду и человеку немало знающему об иранском менталитете — способны ли иранцы пойти на компромисс со странами запада? Что нужно для того, чтобы иранцы пошли на компромисс?

Ответ короток и прост: не надо ДАВИТЬ, не надо ПРЕССОВАТЬ иранцев. И не только их, кстати. А то получается, что в неудачах при осуществлении какого политического или экономического мероприятия априори виноват кто угодно, кроме США и их союзников. Есть любопытная иранская пословица: «Шагал пузаш бэ ангур нэмирэсад мигуяд торш аст». Смысловой перевод: «Шакал, не дотянувшись до винограда, говорит: «Кислый»». Так и здесь: не предоставляя достоверных фактов, заранее обвиняют Иран (и не только его) во всех смертных грехах, в том числе — в намерении создать ядерное оружие.

Выход один: не давить, не угрожать, не применять санкции, а настойчиво искать компромисса. Насколько мне знаком подход иранцев к решению хитроумных, сложнейших проблем они, если с ними не разговаривать с позиции силы, готовы выслушать оппонента и найти взаимоприемлемые решения.

ИА REGNUM: Какую роль вообще в диалоге западной и персидской цивилизации могли бы сыграть страны Каспийского моря? Как вы расцениваете, допустим, дипломатический конфликт Азербайджана и Ирана?

Не считаю себя специалистом по проблемам Каспия. Что касается «дипломатического конфликта Азербайджана и Ирана», то его начало надо искать в истории взаимоотношений, начиная с XIX века. Напряжённость между сторонами возникала и в годы перманентного охлаждения отношений между Советской Россией и Ираном в 20-х годах ХХ века, затем — между Советским Союзом и Ираном в середине 40-х годов, в начале 50-х и т.д…. Необходимо учитывать и то, что Азербайджан принадлежит к сообществу тюркских государств, а Иран (как и Таджикистан и Афганистан) — индоиранских. Здесь есть и этнополитическая составляющая.

Иран, может быть, и стремится стать региональным лидером, но сомневаюсь, что ближайшей перспективе можно рассчитывать на положительный результат. Тегеран сейчас находится в нелёгкой политической ситуации, которая осложняется экономическими проблемами, возникшими из-за санкций США и Запада. Судя по имеющейся информации, Конгресс США готовит новые санкции в отношении Ирана. Там рассматривается законопроект о принятии ряда мер в целях воспрепятствования большему числу иранских компаний и банков использовать систему платежей Target 2 для того, чтобы совершать транзакции в евро. Конечная цель санкций — «притормозить» реализацию «ядерной программы» ИРИ. Правда, как писала «Файнэншл таймс», последние шаги по расширению санкций могут вызвать возражения со стороны ЕС, члены которого полагают предыдущие меры, принятые в финансо-вой сфере против Ирана, достаточными.

Очень хотелось бы, чтобы на предстоящей встрече возобладали трезвая оценка ситуации и разумный подход.