Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Саакашвили уходит, напряженность сохраняется

21.03.2013

Источник: http://2000.net.ua
А. Медведев

medvedevГрузинский парламент принял резолюцию «Об основных направлениях внешней политики», которая запрещает руководству страны поддерживать дипломатические отношения с государствами, признавшими независимость Абхазии и Южной Осетии.

Если бы подобный документ был бы принят до парламентских выборов, состоявшихся в октябре прошлого года, то это выглядело бы как очередное проявление враждебного отношения к России со стороны режима Саакашвили. Но зачем же понадобилось принимать парламентскую резолюцию в нынешних обстоятельствах?

Саакашвили, партия которого проиграла выборы, утратил контроль над ситуацией в стране. Более того, парламент, принявший столь странную на первый взгляд резолюцию по вопросам внешней политики, на своем заседании 22 марта, скорее всего, лишит президента значительной части полномочий.

Реальная власть все больше сосредотачивается в руках премьер-министра Бидзины Иванишвили, партия которого («Грузинская мечта — Свободная Грузия») получила поддержку избирателей во многом благодаря обещаниям улучшить отношения с Россией. В последние месяцы как грузинская, так и российская стороны сделали шаги, направленные на восстановление экономических связей. Явный прогресс в этой сфере позволил некоторым оптимистично настроенным экспертам предсказать, что нынешнее потепление вскоре перейдет в настоящую «оттепель».

К сожалению, существенных изменений к лучшему в отношениях между Москвой и Тбилиси, по-видимому, не произойдет. По крайней мере в ближайшем будущем. И дело здесь не в парламентской резолюции, а в тех факторах, которые обусловили ее принятие. Они связаны с общественными настроениями, господствующими в Грузии и определяющими внешнеполитическую позицию ведущих политических сил.

Показательно, что голосование по документу, определившему основные направления грузинской внешней политики, объединило партии президента и премьер-министра. «Единое национальное движение», оказавшееся после октябрьских выборов в оппозиции, и «Грузинская мечта», получившая большинство мест в парламенте, конфликтуют практически по всем значимым внутриполитическим вопросам. Но во внешней политике их позиции полностью совпадают.

Это означает, что ни «националисты», ни «мечтатели» не могут окончательно отказаться от курса Саакашвили, который привел в конце концов к вооруженному конфликту с Россией. Несмотря на то, что нынешний грузинский президент уходит, напряженность, вызванная его внешней политикой, в обозримом будущем сохранится. Поэтому вывести российско-грузинские отношения из тупика удастся только за счет уступок российской стороны.

При этом грузинское общество, безусловно, заинтересовано в восстановлении связей с Россией, прежде всего в экономике. Ситуация в стране остается достаточно тяжелой, несмотря на то что Грузии была предоставлена значительная иностранная (преимущественно американская) помощь. Модернизация инфраструктуры (вопреки расчетам Саакашвили) не привела к бурному росту иностранных инвестиций. Реальный уровень безработицы остается высоким, а перспектива появления новых рабочих мест туманной.

Решить эту проблему помогло бы возвращение на российских рынок грузинских товаров (этот процесс уже начался) и появление в Грузии российских инвесторов. Но для этого нужны политические решения, способные создать основу для восстановления дипломатических отношений. Как видим, грузинский парламент пока двигается в прямо противоположном направлении.

И дело вовсе не в злой воле парламентариев, а в стремлении противоборствующих партий президента и премьер-министра сохранить поддержку избирателей.

В Грузии в октябре нынешнего года пройдут президентские выборы. У Саакашвили пока остается шанс обеспечить победу близкого к нему политика. Правда, глава государства пока не определился с кандидатурой своего возможного преемника. В конце февраля были предъявлены обвинения в незаконном присвоении телекомпании «Имеди» (она принадлежала Бадри Патаркацишвили, миллиардеру, находившемуся в оппозиции к Саакашвили) и в растрате государственных средств мэру Тбилиси Гиги Угулаве. Он является, несомненно, самым популярным политиком, входящим в окружение действующего президента.

Новый генеральный секретарь «Единого национального движения» Вано Мерабишвили (бывший премьер-министр) представляется менее сильным кандидатом. Если Иванишвили удастся предотвратить участие Угулавы в избирательной кампании, то он, скорее всего, сможет окончательно отстранить группу Саакашвили от власти. Хотя даже в этом случае нельзя будет гарантировать победу кандидата от «Грузинской мечты» (им, вероятно, станет Вахтанг Хмаладзе, который возглавляет парламентский комитет по юридическим вопросам).

Для того чтобы представитель «Грузинской мечты» стал следующим грузинским президентом, партии Иванишвили нужно сохранить поддержку избирателей. Уже сегодня ясно, что в ближайшем будущем не стоит ждать быстрых перемен к лучшему в экономической сфере, на которые рассчитывали многие сторонники премьера. Тем большую значимость приобретают в нынешней ситуации внешнеполитические вопросы и тем меньше свободы для маневра у Иванишвили при урегулировании конфликта с Россией.

Безусловно, негативное влияние на общественные настроения оказала националистическая истерия, развязанная Саакашвили, который пытался остановить падение собственной популярности, захватив силой Абхазию и Южную Осетию. Но не стоит забывать, что на протяжении последних двадцати лет в Грузии неизменно находились у власти политики, придерживавшиеся откровенно прозападной ориентации и выступавшие за насильственное присоединение бывших автономных республик, заявивших о своем суверенитете.

В этом отношении с победой партии Иванишвили ничего не изменилось. «Грузинская мечта» также рассматривает вступление в НАТО как одну из важнейших целей внешней политики. Понятно, что подобные стремления грузинской власти вызывают обоснованное беспокойство России. Но главным препятствием для нормализации отношений остается то, что соратники грузинского премьера хотят показать, что в абхазском и юго-осетинском вопросе они придерживаются не менее жесткой позиции, чем Саакашвили и его окружение. И любой намек на возможные уступки может привести к поражению кандидата от «Грузинской мечты», несмотря на объективную заинтересованность общества в восстановлении экономических связей с Россией.

Однако премьер-министру, явно осознающему всю тяжесть положения, в котором оказалась сегодня Грузия, приходится жертвовать не только потребностями экономики, но и интересами национальной безопасности, чтобы сохранить популярность своей политической силы.

В Грузии сохраняется двоевластие, есть два «центра силы», ведущих сложную внутриполитическую игру и сражающихся за поддержку руководства США и ЕС на международной арене. Поэтому можно с уверенностью предсказать, что в ближайшие месяцы органы власти примут еще множество документов, призванных подчеркнуть прозападную ориентацию Грузии и доказать приверженность двух главных политических партий националистическим ценностям.

Нужно сказать, что российское руководство осознает, в какой сложной ситуации оказался Иванишвили, а потому с пониманием реагирует на любые признаки того, что грузинское правительство пытается положить конец затянувшемуся конфликту. Россия заинтересована (особенно учитывая, что до Олимпиады в Сочи остается меньше года) в нормализации отношений с Грузией. Она также заинтересована в сохранении международной стабильности в Причерноморье и на Кавказе, а напряженность в отношениях с Грузией создает постоянную угрозу внезапного обострения ситуации в интересах внешних сил (в первую очередь США), стремящихся усилить свое присутствие в этом регионе.

Но несмотря на то что российские приоритеты в данном случае лежат в области геополитики, руководство РФ пошло на улучшение экономических отношений, что было, по сути дела, шагом в пользу Грузии. Россия, конечно же, не пойдет на какие-либо уступки, способные поставить под угрозу ее международный авторитет и влияние на Кавказе, но она готова и дальше двигаться по пути восстановления российско-грузинских связей, закрыв глаза (по крайней мере временно) на некоторые внешнеполитические декларации Тбилиси.

Однако для этого нужны какие-то доказательства того, что грузинское правительство (и будущий президент в том случае, если им станет кандидат от «Грузинской мечты») действительно готово покончить с напряженностью, созданной антироссийской деятельностью Саакашвили. Но пока обнадеживающие признаки сочетаются со свидетельствами того, что курс действующего президента может продолжаться и после его отстранения от власти.

Правда, в первой декаде февраля правительство Грузии внесло изменения в закон (принят 23 октября 2008 г.) «Об оккупированных территориях» и смягчило наказание за его нарушения, связанные с порядком въезда в Южную Осетию и Абхазию. Грузия также пообещала принять участие в предстоящих Олимпийских играх в Сочи, отказавшись от ранее объявленного М.Саакашвили бойкота зимней Олимпиады-2014.

Впрочем, этим и исчерпываются сколько-нибудь значимые политические шаги, свидетельствующие о желании нормализовать отношения с Россией. Кроме того, не стоит забывать, что после парламентских выборов не исчезла ни экономическая, ни политическая зависимость от США и ЕС.Безусловно, размеры американской помощи существенно сократились. Но это было связано исключительно с изменением внешнеполитических приоритетов США.Вашингтону больше не нужно содержать дорогостоящую «витрину» в Закавказье. Но Грузия, скорее всего, не сможет сохранить финансово-экономическую устойчивость без внешней поддержки, а США не допустят развала грузинской экономики.

Примерно так же обстоит дело и с внутриполитической стабильностью. Противоречия между «Грузинской мечтой» и «Единым национальным движением» столь велики, что любая из противоборствующих партий способна выйти за рамки правового поля, чтобы расправиться с оппонентами. При проведении парламентских выборов в Грузии находились западные советники, которые не допустили столкновения между политическими силами.

Был запущен процесс мягкой смены власти, который завершится (в случае победы кандидата от «Грузинской мечты») только с президентскими выборами. Поэтому, по крайней мере до нынешней осени, политическое спокойствие в стране будет зависеть от позиции внешних игроков. Сегодня США и ЕС готовы содействовать (или хотя бы не препятствовать) урегулированию конфликта между Москвой и Тбилиси. Но они явно не собираются давить на ведущие грузинские партии, чтобы ускорить этот процесс.

Однако многое зависит от того, какими мотивами будет руководствоваться глава грузинского правительства. Если он видит свою задачу только в том, чтобы создать образ «миротворца» внутри страны и за рубежом, то напряженность в отношениях между Россией и Грузией так и не исчезнет. Российское руководство не интересуют декларации. Сближение, пусть даже ограниченное экономической сферой, зависит от способности Иванишвили на деле продемонстрировать добрые намерения. От него сейчас требуются поступки, а не заявления о намерениях.

Грузия до сих пор содействует антироссийской активности, связанной с так называемым черкесским вопросом. От имени этнических черкесов раздаются призывы к бойкоту предстоящей зимней Олимпиады на том основании, что Сочи расположено на территории, которую занимали черкесские племена, якобы пострадавшие от действий России. Грузия является активным участником этой информационной кампании. В стране была создана инфраструктура, позволяющая вести целенаправленные атаки.

Понятно, что подобным образом нельзя помешать проведению Олимпиады. Но можно повлиять на восприятие зимних Олимпийских игр 2014 г., в подготовку которых Россия вложила огромные усилия и средства, международным сообществом.

Правительство Иванишвили должно осознать, что политика, направленная на восстановление экономических связей, несовместима с поддержкой антироссийских выступлений. Важно, чтобы сближение между Грузией и Россией было продолжено. Но для этого грузинским политикам следует отказаться от антироссийских предубеждений и предрассудков, отравивших отношения между Москвой и Тбилиси в недавнем прошлом, согласиться с ролью России как гаранта мира и стабильности в Закавказье. Это единственный способ добиться того, чтобы после отстранения Саакашвили от власти удалось хотя бы отчасти разрешить созданные им проблемы.