Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Евразийская интеграция — ответ на исторический вызов

20.09.2012

«Еженедельник 2000»
Данная статья вышла в выпуске №38 (622) 21 – 27 сентября 2012 г.

Предлагаем вашему вниманию статью главы Центра «ПолитКонтакт» (Москва) Андрея Медведева. Это сокращенный вариант его выступлений в Киеве и Севастополе. Размышления московского эксперта по международным отношениям вызвали живую дискуссию, к которой, как мы надеемся, присоединятся и читатели «2000».

В конце минувшей недели в Киеве и Севастополе под эгидой Гражданского форума России, Украины и Белоруссии прошли две международные конференции, посвященные 1150-летию образования древнерусского государства. В них приняли участие более ста экспертов в области политики, экономики, международных отношений, социальных процессов, которые обсудили перспективы развития восточнославянских государств, их роль в глобальных процессах и форму участия в интеграционных проектах.

По мнению специалистов, будущее восточнославянских стран, являющихся наследницами древнерусского государства, напрямую зависит от хода интеграции на евразийском направлении, которое в нынешних международных условиях приобретает для бывших республик особую значимость.

Сегодня мы, возможно, впервые в истории человечества живем в условиях жесткой конкуренции нескольких мировых проектов, претендующих на создание глобальной системы, призванной определять будущее цивилизации. Основными «соперниками», между которыми в ближайшие годы неизбежно развернется финансово-экономическая война на сырьевых, товарных, фондовых и валютных рынках, становятся проект создания глобального мира, различные варианты которого предлагают правящие круги США, и китайский проект воссоздания (теперь уже на общемировом уровне) Поднебесной империи.

Помимо этих проектов глобализации, которые можно условно назвать «основными», поскольку силы, участвующие в их реализации, контролируют значительную часть природных ресурсов и располагают огромными военно-политическими возможностями, человечеству предлагается еще как минимум два мировых проекта. Это мондиалистский проект, являющийся прямым наследником дела Ватикана по созданию «католического мира», и так называемый проект «финансового интернационализма», нацеленный на создание глобального общества, которым управляют финансовые структуры и транснациональные корпорации.

Эти четыре глобальных проекта во многом противоречат друг другу как по своим целям, так и по средствам реализации. Однако было бы ошибкой рассматривать взаимоотношения между ними как непрекращающееся соперничество. Они связаны друг с другом сложными отношениями взаимодействия и конкуренции, которые позволяют им ограничивать взаимные противоречия локальными конфликтами, не подвергая опасности стабильность, установившуюся на глобальном уровне.

Для государств, образовавшихся на территории СССР, наиболее важно то, что ни к одному из этих четырех глобальных интеграционных проектов, которые реализуются в современном мире, они не могут присоединиться на сколько-нибудь приемлемых условиях. Включение в любой из этих проектов требует от них фактически отказа от государственного суверенитета и права на самостоятельное развитие, подчинения требованиям и нормам, навязанным извне.

В таком положении оказались, конечно же, не только республики бывшего СССР, но и многие государства Европы, Юго-Восточной Азии, Южной и Центральной Америки. Для того чтобы выстроить взаимовыгодные отношения с участниками глобальных проектов, эти страны объединяют усилия, создают надгосударственные структуры, увеличивающие их возможности по защите своего экономического и политического пространства от внешней экспансии.

Поэтому наряду с глобальными проектами в современном мире сосуществуют интеграционные проекты, которые реализуются на более низком уровне, охватывая отдельные макрорегионы или группы стран. Данные проекты («европейский», «иберо-латинский», «индуистский», «японский») зачастую «накладываются» друг на друга, а потому некоторые страны участвуют одновременно в нескольких проектах, не отказываясь ни от целостной внешнеполитической стратегии, ни от экономического суверенитета.

Ни одна из стран постсоветского пространства неспособна ни предложить, ни даже сформировать собственный мировой проект. Поэтому в условиях современного мира они оказались перед выбором: превратиться в арену столкновения внешних проектов (как «глобальных», так и «региональных») или приступить к экономической и военно-политической интеграции, позволяющей объединить усилия для совместной защиты своего суверенитета. С этой точки зрения евразийская интеграция является для постсоветских государств единственным способом дать ответ на исторический вызов, сохранить в новых, чрезвычайно сложных международных обстоятельствах, как перспективы самостоятельного развития, так и контроль над ресурсами, позволяющими обеспечить высокое качество жизни.

К сожалению, существуют объективные препятствия для реализации «евразийского» интеграционного проекта. Во-первых, это различие в экономическом потенциале бывших советских республик, сыгравшее свою роковую роль в распаде СССР.

Во-вторых, это стремление создателей глобального мира под диктатом и контролем США уничтожить Россию как геополитического игрока. Правящие круги США, принимающие участие в реализации этого глобального проекта, предполагают в противовес Китаю превратить Россию в основную базу американских ТНК для освоения ими Сибири и стран Средней и Центральной Азии. Там, где доминируют ТНК, уже не остается места ни для национального бизнеса, ни для политического и экономического суверенитета страны. Вслед за американскими ТНК в страну неизбежно приходят военные базы США, различные военизированные структуры и частные наемные армии американских корпораций. А для удобства контроля над политическим и экономическим пространством данной страны ее фактически превращают в конгломерат плохо связанных между собой экономических и политических областей, фактически независимых от слабого центрального правительства.

С аналогичной угрозой, помимо России, сталкивается также и Казахстан (правда, в значительно меньшей степени, поскольку существование этой страны в качестве самостоятельного геополитического игрока не рассматривается американской элитой как серьезное препятствие для реализации собственных планов).

Что касается Украины, то ее политическому руководству также были предъявлены требования, фактически связанные с отказом от государственного суверенитета. Правда, исходят они не от американской администрации (как в случае России и Казахстана), а от европейской бюрократии, которая склонна рассматривать администрацию США не только как союзника, но и как конкурента, а российскую власть не только как возможного соперника, но и как стратегического партнера.

Следует отметить, что украинский президент отказался даже вести переговоры об ограничении государственного суверенитета Украины европейскими структурами. В частности, в своем выступлении, посвященном Дню Независимости, Виктор Янукович заявил: «Мы ищем свою дорогу к сообществу развитых государств, но интеграция любой ценой за счет утраты независимости, экономических или территориальных уступок, за счет разрешения вмешиваться во внутренние дела — такой путь мы никогда не воспринимали и не воспримем».

В то же время вследствие партнерских отношений (пусть и осложненных противоречиями по ряду вопросов) между европейской элитой и руководством России политическая элита Украины ошибочно воспринимает евразийскую интеграцию как зеркальное отражение «европейского проекта». А потому также видит в интеграционных процессах на евразийском направлении угрозу для государственного суверенитета Украины.

В Украине среди части политиков и экспертов существует мнение, что ее вступление в Евразийский Союз, присоединение к Таможенному союзу равносильно отказу от права принимать собственные политические и экономические решения. Украинская элита опасается утратить контроль над экономическим пространством страны. При этом (в отличие от Беларуси, России и Казахстана) враждебная позиция украинской элиты к интеграции на евразийском направлении опирается на национал-либеральные и откровенно националистические настроения, которые в той или иной степени разделяет значительная (и довольно активная) группа избирателей.

На общенациональных выборах последнего десятилетия доля избирателей, разделяющих указанные концепции, в общем числе голосующих составляла приблизительно 15%—20%. Это создало условия для политических манипуляций, позволило создать видимость общественного раскола по вопросу о векторе интеграционных процессов. Причем этот общественный конфликт в результате деятельности политических и медийных структур обрел реальные черты и стал одним из важнейших факторов развития политического процесса.

В действительности если прекратить искусственно подогревать, фиксировать и усиливать общественные противоречия, то в скором времени в результате общественного компромисса был бы принят евразийский интеграционный вектор.

Евразийская интеграция не является «проектом Москвы» и не представляет собой воплощение чьих-то стратегических планов и разработок. Это ответ на объективно существующие общественные запросы, связанные с развитием экономики, восстановлением социальной сферы, сохранением достигнутого уровня образования и культуры.

Постсоветские государства (за исключением стран Балтии, превратившихся в экономическую и культурную окраину ЕС) остались в стороне от мировых интеграционных процессов. В результате сложилась прямая угроза превращения бывших советских республик в мировую периферию, лишенную перспективы самостоятельного развития. Изменить ситуацию можно, только объединив усилия для совместной борьбы за достойное место в мировой экономической системе. Реализация «евразийского проекта» дает реальный шанс достичь этой цели.

Основная проблема, связанная с восприятием евразийской интеграции в украинском обществе, состоит в том, что она (с подачи ведущих СМИ и политических деятелей) воспринимается как серия экономических мер, а не как стратегия общенационального развития. В результате на первый план выходят вопросы, связанные с деятельностью крупных корпораций, стремящихся к экспансии и максимальной прибыли.

Несомненно, деятельность корпоративных структур представляет собой одно из главных препятствий на пути интеграционных процессов. Но преодолеть его удастся только в результате совместных усилий, направленных на создание общего социально-экономического и культурного пространства. Без перехода к интеграции противоречия, вызванные действиями корпоративных структур, будут только усиливаться.

Интеграционный проект, направленный на сохранение государственного суверенитета и права на самостоятельное развитие, безусловно, не может быть подчинен соображениям текущей экономической выгоды. Однако преимущества, которые получат участники евразийской интеграции, касаются также и экономической сферы. Интеграция ресурсов и усилий позволит постсоветским государствам добиться доминирующего положения на рынках СНГ и увеличить свое экономическое присутствие в третьих странах. В противном случае экономическое пространство бывшего СССР (в том числе и народное хозяйство Украины) окажутся под контролем европейских, американских и китайских экономических структур.

В мире, где конкурируют глобальные проекты, объединение усилий в борьбе за сохранение государственного суверенитета способно создать основу для экономического и культурного развития. Отказ от самостоятельной геополитической роли — это путь к деградации, к превращению страны в арену столкновения других, более удачливых, геополитических игроков, к утрате перспективы самостоятельного развития и контроля над национальными ресурсами.

А. Медведев.