Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Миротворческая операция на Днестре

19.07.2012

в контексте 20-летнего опыта и геополитических вызовов современности

Виталий Игнатьев

19 июля 2012 г. в Москве Институт Русского зарубежья провел международный экспертный круглый стол «20 лет российской миротворческой миссии на Днестре и актуальные аспекты приднестровского урегулирования». Мероприятия было приурочено к двадцатилетнему юбилею подписания в российской столице президентами России и Молдовы соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровье (подписание состоялось 21 июля 1992 г.). 

Портал RUSSKIE.ORG публикует полный текст выступления на круглом столе заместителя Министра иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики Виталия Викторовича Игнатьева.

Дата подписания Соглашения «О принципах мирного урегулирования вооружённого конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова» от 21 июля 1992 года является действительно знаковым событием, положившим начало работы уникального механизма поддержания мира и безопасности в условиях длительного неурегулированного конфликта.

На сегодняшний день именно совместная миротворческая операция является одним из двух международных механизмов, действующих в рамках процесса урегулирования взаимоотношений межу Приднестровьем и Республикой Молдова. Причем она носит первичный характер по отношению к политической площадке  «Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию» (более известному как формат «5+2»). Именно запуск работы миротворческого механизма стал тем фундаментом, который положил начало мирному процессу поиска моделей окончательного урегулирования.

В связи с этим важно подчеркнуть, что если политические переговоры сторон на протяжении 18-ти лет неоднократно прерывались, создавались, распадались и перестраивались различные форматы диалога – от Братиславского формата «3+2» в 2002 г. к формату «5+2» в 2005 г., — а сами международные механизмы находились в длительной заморозке (как это случилось в период 2006-2011 гг.), то миротворческая операция за двадцать лет не прерывалась ни на минуту, ни разу не прекращалась деятельность всех ее компонентов – Объединенной Контрольной Комиссии (создана 27 июля 1992 г.), Объединенного военного командования Совместных Миротворческих Сил (ОВК СМС), Объединенного штаба Совместных Миротворческих Сил (ОШ СМС).

Данный факт на фоне мировых примеров проведения миротворческих операций, в том числе под эгидой такой универсальной организаций как ООН в Югославии, Косово, Восточном Тиморе, Эритрее, Сомали, Судане или многонациональной операции в Ираке, обретает очень показательный неоспоримый характер.

В этом плане даже такие пристрастные политические функционеры как генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Заньер (совершивший вчера официальный визит в Приднестровье) вынуждены констатировать, что «миротворческие силы сыграли и продолжают играть важную стабилизирующую роль в регионе» [1].

В целом, двадцатилетний опыт миротворчества на Днестре дает фактологические основания для ряда принципиальных выводов относительно основ эффективности трехсторонней миротворческой операции.

Во-первых, это наличие четких международно-правовых оснований, заключенных с участием России как ведущей мировой державы, страны-гаранта, несущей прямую ответственность за стабильность всего молдо-приднестровского региона. И в этом смысле, чем сильнее и уверенней будут международные позиции Российской Федерации, тем дольше будет сохраняться договороспособность Республики Молдова, которая, несмотря на проведение системных подрывных действий по разбалансированию операции, тем не менее, опасается одностороннего выхода из Соглашения 1992 года.

Во-вторых, залогом устойчивости миротворческого механизма является базовый принцип консенсуса всех участвующих сторон при принятии любых решений – от необходимости трехстороннего согласования для замены вагончика на любом из 15 постов в Зоне Безопасности или выезда военных наблюдателей в случае зафиксированного инцидента до подписания совместных Докладов ОВК об обстановке в Зоне Безопасности и принятии Протоколов заседания Объединенной Контрольной Комиссии, содержащих решения по всему спектру вопросов ее компетенции. К слову, за 20 лет работы был подписан 771 Протокол ОКК.

Еще один важный компонент – это принцип прямого взаимодействия по решению общих задач. В порядке реализации требований Соглашения 1992 года организовано прямое взаимодействие воинских контингентов миротворческих сил трех сторон и военных наблюдателей Украины, в рамках которого удалось достичь коллективного выполнения миротворческих задач в Зоне Безопасности. В частности, на постах миротворческих сил осуществляется совместное несение боевой службы военнослужащими воинских контингентов трех сторон. Осуществляется еженедельный мониторинг Зоны Безопасности военными наблюдателями Российской Федерации, Приднестровья, Молдовы и Украины, проводятся встречи с местным населением, руководителями местных органов власти на правом и левом берегах Днестра, дается оценка обстановки в населенных пунктах, отслеживается наличие возможных признаков подготовки к возобновлению боевых действий и т.п.

В-третьих, важнейшим фактором является существующий уровень доверия и положительного восприятия миротворцев со стороны населения Молдовы и особенно Приднестровья, жители которого в принципе рассматривают российских миротворцев в качестве главной гарантии своей физической безопасности.

В-четвертых, немаловажным фактором, оберегающим миротворческий механизм, выступает неизменная двадцатилетняя позиция Приднестровской Молдавской Республики, нацеленная на всемерное содействие проведению операции, а также сдерживание и оперативное противодействие любым попыткам ее торпедирования и размывания.

Наконец, взвешенная политическая позиция Российской Федерации в сочетании с высокопрофессиональным командованием российского воинского контингента Совместных Миротворческих Сил и Оперативной группы российских войск (ОГРВ), не допустивших за все эти годы серьезных промахов и недоработок в особых условиях многолетнего пристального, ревностного и предвзятого мониторинга со стороны ОБСЕ, США, отдельных стран Запада, также является существенным залогом успешности операции по поддержанию мира на Днестре.

Между тем необходимо отметить, что даже несмотря на наличие вышеизложенных фундаментальных основ, поддерживающих стабильность, миротворческая операция сегодня как никогда нуждается во всемерной поддержке и укреплении. Причем новые вызовы геополитического характера и политические процессы, проходящие в молдо-приднестровском регионе, делают сверхактуальной задачу адаптации миротворческого механизма для выработки «иммунитета» против новых попыток подспудного, нелегитимного, лежащего за правовыми и морально-нравственными рамками, и не имеющего внятных и осмысленных обоснований попыток  постепенного подрыва основ существующей операции.

Беспристрастный анализ показывает, что некоторые мировые игроки откровенно используют наблюдаемый сегодня прогресс в молдо-приднестровских отношениях не только для наращивания собственного потенциала влияния посредством технологий «мягкой силы» (увеличение финансирования Молдовы, создание новых проектов и программ по «мерам укрепления доверия» и т.п.), а также в качестве информационного обоснования продвижения стратегии так называемой «трансформации» миротворческой операции на Днестре.

Так, приднестровская сторона обратила внимание на очередную резолюцию по Молдове принятую в ходе сессии Парламентской Ассамблеи ОБСЕ 9 июля с.г. В своем официальном Комментарии по этому поводу Министерство иностранных дел Приднестровья отметило, что в свете озабоченности членов ПА ОБСЕ вопросами стабильного и безопасного развития данного региона Европы, МИД ПМР в очередной раз приветствует и призывает поддержать усилия миротворческой операции в действующем формате под эгидой Российской Федерации. Кроме того, мы обозначили, что продекларированная озабоченность может служить основанием для инициирования в Объединенной Контрольной Комиссии дополнительных консультаций по изучению возможностей наращивания потенциала миротворческой операции в Приднестровье в качестве логического ответа на существующие в рядах членов ПА ОБСЕ опасения относительно региональной безопасности [2].

Подобные заявления слышатся из европейских столиц многие годы и их можно понять с геополитических  позиций, тем более что данные акторы не являются участниками Соглашения 1992 года и задача обеспечения мира лежит за рамками их ответственности. Однако в этом контексте особую тревогу вызывают действия непосредственного участника миротворческого механизма – Республики Молдова, которая в текущем году резко активизировала свои усилия, направленные на откровенный подрыв действующего формата операции по поддержанию мира.

С 1 января 2012 года по настоящее время запротоколированы десятки инцидентов (всего около сорока) в зоне повышенным и особым режимом безопасности с участием не только отдельных гражданских лиц, но и молдавских полицейских, а также, что вызывает крайнюю тревогу – военнослужащих миротворческого контингента Республики Молдова. Причем большинство этих акций направленно на демонтаж инфраструктуры и разрушение работоспособности одного из миротворческих постов – КПП-9 СМС (левый), закрепленного в сфере  ответственности приднестровского миротворческого контингента [3].

В этой связи представляется интересным проанализировать специфику поведения молдавской делегации в Объединенной Контрольной Комиссии, которая заключается в следующем:

—        активное личное участие сотрудников полиции и военнослужащих молдавского контингента СМС в акциях по разрушению инфраструктуры девятого поста; задержание служебных автомобилей с миротворцами, оборудованных символикой «МС»; не пропуск сотрудниками полиции РМ участковых милиционеров Дубоссарского ОВД, следующих к месту несения службы в село Дороцкое (в нарушение правил совместного участия сил полиции и милиции сторон в обеспечении правопорядка в с. Дороцкое, установленных решением ОКК от 03 марта 1993 г.);

—        отказ представителей РМ в группе совместных военных наблюдателей (СВН) от подписания некоторых актов СВН и докладов Объединенного военного командования об обстановке в Зоне Безопасности (в нарушение решения ОКК – протокол № 614 от 6.03.2008 г.). Отдельные доклады не подписываются уже на протяжении полугода. Из этого вытекает систематический отказ молдавской делегации включать в рабочую повестку дня ОКК доклады, которые не подписаны самими же представителями РМ, что также нарушает П.5.1 Регламента ОКК;

—        попытки нарушить деятельность постов силовых структур Приднестровья в Зоне Безопасности, невзирая на то, что данные вопросы не находятся в ведении Объединенной Контрольной Комиссии. Не принимается во внимание и то, что на данных постах граждане Молдовы задерживаются исключительно в случаях ввоза ими в Зону Безопасности контрабандных, запрещенных к обороту (в том числе и в Молдове) товаров, оружия, боеприпасов, отравляющих и взрывчатых веществ, наркотиков и т.п. В целом, посты приднестровских пограничных и фискально-таможенных служб предохраняют Приднестровье от мощного потока контрабанды и ввоза запрещенных объектов со стороны Молдовы. Так, совместными усилиями Миротворческих Сил, правоохранительных органов Приднестровья, личного состава постов приднестровских пограничных и фискально-таможенных служб в Зоне Безопасности у населения изъято стрелкового оружия (автоматов, пулеметов, карабинов, винтовок, пистолетов) 219 единиц, 41 ручной гранатомет, 1360 гранат, 158 718 штук патронов. Кроме того, было обнаружено, изъято или разминировано, а потом уничтожено 6462 противопехотные мины, 2867 противотанковые мины, 222 фугаса, 4132 прочих взрывоопасных предметов;

— попытки втягивания Объединенной Контрольной Комиссии в разбирательства относительно споров хозяйствующих субъектов в Зоне Безопасности;

—  стремление навязать Объединенной Контрольной Комиссии решение вопросов политического характера, не свойственных целям и задачам проводимой миротворческой операции;

— общее стремление к наращиванию военной составляющей правоохранительных структур Молдовы в Зоне Безопасности.

Совершенно очевидно, что указанные акции выходят далеко за правовые рамки деятельности Совместных Миротворческих Сил и противоречат духу и целям сохранения мира и стабильности.

Таким образом, сегодня в области урегулирования молдо-приднестровских отношений мы можем наблюдать странную ситуацию, две диаметрально противоположные картины: с одной стороны – заявления молдавского руководства о необходимости укрепления доверия и решения насущных проблем для улучшения жизни граждан, с другой – усиление давления на миротворческий механизм, ведущее к эскалации напряженности и выветриванию этого самого «духа» доверия.

В данном смысле весьма показательно продолжение старой риторики в духе господ Воронина, Гимпу, Лупу, которую активизировал новый президент Молдовы Николае Тимофти. 16 марта 2012 года, в первый же день пребывания в должности президента, он высказался за вывод российских войск из Приднестровья и замену миротворческой операции некими «гражданскими наблюдателями» с «международным» мандатом. Далее заявления молдавского лидера стали еще более требовательными, докатившись до объявления российского присутствия «первостепенной угрозой для Молдовы» [4].

Стоит обратить внимание на еще одну методику размывания формата операции, которая заключается в системных попытках Молдовы, Миссии ОБСЕ и других западных акторов, при активной поддержке украинской стороны, «привязать» тематику миротворческой операции к деятельности переговорного формата «5+2» и ряду иных международных мероприятий, проходящих под звучным брендом «мер укрепления доверия» между сторонами конфликта. Данные действия особенно активизировались с начала 2012 года.

В этих обстоятельствах приднестровская сторона однозначно определила свою позицию, согласно которой Тирасполь не намерен обсуждать миротворческую операцию в переговорном формате «5+2», а в случае, если будут попытки включить этот вопрос в повестку – представители Приднестровья не будут принимать участие в заседании «Постоянного совещания» [5]. Такая позиция основана на четких международно-правовых основаниях: формат «5+2» не обладает мандатом для обсуждения вопросов, касающихся миротворческой операции и каких-либо форм ее трансформации, все аспекты регулирования данных вопросов должны осуществляться на другой международной площадке – Объединенной Контрольной Комиссии (ОКК). Важно отметить, что данная позиция всецело разделяется и нашими российскими партнерами.

Таким образом, на сегодня можно констатировать реализацию западной стратегии по постепенному и планомерному переформатированию геополитического кода всего Причерноморья, что самым непосредственным  образом влияет на молдо-приднестровское региональное пространство.

Важно также отметить, что внешне благозвучная риторика о так называемой «демилитаризации» миротворческой операции на Днестре не выдерживает никакой критики и является стандартной информационной подготовкой «почвы» под геополитическую «рассаду». Особенно несуразно такие позывы выглядят в условиях эскалации напряженности в Зоне Безопасности, а также на фоне поступательного наращивания военного потенциала Молдовы перевооружения молдавской армии, активизации сотрудничества в рамках индивидуального Плана партнерства РМ-НАТО, программ подготовки военных кадров и учений с НАТО, размещения в Румынии системы американской ПРО и т.п.

В данном контексте примечательно заявление директора Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД РФ Михаила Ульянова, который в феврале 2012 года подчеркивал, что новые попытки вытеснить военное присутствие РФ из Закавказья и Приднестровья могут «обнулить» вероятность разработки нового режима контроля за обычными вооружениями в Европе. «Убежден, что основные беды ДОВСЕ, приведшие его фактически к краху, связаны с настойчивым стремлением ряда стран увязать общеевропейский режим контроля над обычными вооружениями с урегулированием локальных конфликтных ситуаций в Закавказье и Приднестровье в надежде вытеснить оттуда легитимное российское военное присутствие», — отметил дипломат [6].

Существующие геополитические тенденции еще туже затягивают региональный «узел» интересов ведущих игроков и обладают  явной угрозой для безопасности данного пространства Европы, поскольку их динамика нацелена на изменение сложившегося баланса, в том числе и в области «жесткой безопасности».

В этих условиях единственной бесконфликтной мерой стабилизации обстановки является осуществление Российской Федерацией комплекса ответных действий, направленных на сохранение баланса, причем не только в сфере безопасности.

Воля приднестровского народа выступает базовым основанием для легитимности применения продуманных и эффективных мер по укреплению этого единственного фактора, способного на деле обеспечить безопасность всего региона. По большому счету, сохраняя миротворческую операцию на Днестре, мы тем самым сохраняем потенциал для создания реальной, а не мнимой атмосферы доверия, причем на всех уровнях, сохраняем возможность найти точки соприкосновения и выработать взаимоприемлемые решения.

Приднестровье исходит из того, что в условиях, когда конфликт далек от своего завершения, а его международно-политическая надстройка имеет только общие контуры, любые попытки размывания фундамента в виде миротворческой операции несвоевременны и категорически недопустимы, поскольку разрушают условия для ведения политического диалога и постепенной нормализации двусторонних отношений.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. ОБСЕ: Миротворческая операция — не проблема: http://vesti.md/?mod=news&id=14702
  2. Комментарий МИД ПМР относительно резолюции Парламентской Ассамблеи ОБСЕ по Молдове, 12-07-2012: http://mfa-pmr.org/index.php?newsid=1935
  3. См.: заявления и обращения делегации ПМР в ОКК // http://okk-pridnestrovie.org/index.htm
  4. Николае Тимофти назвал присутствие российских войск в Приднестровье »первостепенной угрозой» для страны// http://www.moldnews.md/rus/news/47437
  5. Нина Штански: в Дублине мы не будем обсуждать судьбу миротворцев 27-02-2012 // http://mfa-pmr.org/index.php?newsid=1546
  6. Москва считает, что попытки вытеснить российских военных из Закавказья и Приднестровья обречены на провал:  http://www.interfax.ru/news.asp?id=230070