Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Что Россия знает о перекосах в казахстанской региональной политике?

23.07.2012

Страницы: 1 2 3

Михаил Пак.

Российская наука, а следовательно и политические силы, чьи решения традиционно зависят от аналитических усилий экспертного сообщества (читай — исполнительная власть), все менее адекватно оценивают государства Средней Азии, в особенности — их интеграционный и прочий потенциал. К такому выводу можно прийти, изучив во многом основополагающие статьи специалистов Российского совета по международным делам. Речь идет о Тезисах по внешней политике России (2012 — 2018) и аналитических эскизах «Социокультурные предпосылки евразийской интеграции». Авторы обоих документов в довольно мягкой форме критикуют среднеазиатские режимы и отмечают: во многом желание национальных республик региона войти в интеграционные образования Евразии будет зависеть от политики самой России. Что можно добавить к этому очевидному выводу российских специалистов по внешней политике?

Согласно укоренившейся уже традиции, единственным государством Средней Азии, которое внимательно относится к российским интеграционным инициативам и политическим взглядам элиты, является Казахстан. С этим тезисом действительно не поспоришь: эксперты обеих стран всегда подчеркивают российский вектор политики «Ак орды», а также уже ратифицированные казахстанским парламентом соглашения, касающиеся взаимодействия двух государств на уровне Единого экономического пространства. Дело в том, что большинство из 17 соглашений в рамках этой интеграционной структуры вступили в силу в 2012 году, другая часть будет задействована спустя два года — в 2014. Всего три соглашения предусматривают начало работы с 2015 года, и только одно — с 2020. Если оценивать ситуацию хотя бы по одной только этой структуре — выходит, что Астану действительно обосновано можно назвать стратегическим союзником Москвы. И это — в целом не противоречит тем выводам, к которым пришли специалисты РСМД.

Однако те же самые доводы работают против аналитиков структуры, которые изучают «социокультурные предпосылки» интеграции исключительно по официальным документам и соглашениям, не представляя в целом — что же такое в «социокультурном плане» республика Казахстан и страны региона, и как они меняются с течением времени. В этом контексте очень важно заявление генерального директора Фонда эффективной политики Кирилла Танаева, который в интервью казахстанским СМИ отметил важную веху в отношениях между элитами на пространстве всего бывшего СССР. Суть заключается в том, что политики бывшей большой и единой страны по привычке взаимодействуют между собой только на ведомственном уровне, предпочитая решать возникающие проблемы на уровне — даже не правительств, а администраций президента. Что может скрываться за этим наблюдением эксперта, который очень хорошо знает регион и его обитателей? Очень многое. Например, аналитический потенциал администраций глав государств по всей Средней Азии. О каком изучении политического и социально-экономического пространства в таком случае может идти речь? Изучаются ли социальные процессы внутри Киргизии, где за последние годы не осталось ни одной институциональной структуры? Какова интенсивность изучения процессов в Таджикистане, который уже который год борется за выживание, «перетягивая» большинство аналитических ресурсов в сторону изучения афганского направления? И что в этом контексте можно сказать о Казахстане, где экспертное сопровождение пусть и существует в виде исследовательских институтов, финансируемых государством, но при этом — не пользуется большой поддержкой администрации президента?

Отдают ли себе отчет в профильных управлениях АП России, а также в соответствующих комитетах Государственной Думы РФ, что стратегическое партнерство самого близкого союзника Москвы на

Страницы: 1 2 3