Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Обзор СМИ по международной встрече экспертов: «Афганистан в 2001-2011 годах: на пути к устойчивому государству и обществу». Дубай, 2011г.

09.11.2011

Страницы: 1 2 3 4 5 6

 

В Дубае пройдет представительная экспертная конференция по Афганистану

02.11.2011 11:40 msk

8-9 ноября в отеле «Al Bustan Center & Residence Deluxe Apartment» в крупнейшем городе Объединенных Арабских Эмиратов Дубае пройдет международная встреча экспертов: «Афганистан в 2001-2011 годах: на пути к устойчивому государству и обществу».

Организаторами мероприятия выступили: Общественное объединение «Афганский центр «Ариана»» (Алма-Ата, Казахстан), Автономная некоммерческая организация «Центр политических технологий «ПолитКонтакт»» (Москва, Россия), Центр исследования Афганистана и региона (Душанбе, Таджикистан).

Организаторы постарались минимизировать участие политических деятелей современного Афганистана и задействовать во встрече исключительно экспертов. География достаточно широка — специалисты прибудут из Великобритании, Германии, Голландии, Индии, Ирана, Китая, Пакистана, России, США, Таджикистана и Афганистана.

В составе кабульской делегации будут находиться академик Сулейман Лаег (Suleiman Laeq), советник-министр президента Афганистана по делам племен Вахидулла «Сабаун» (Waheddulla Sabawoon), заместитель руководителя Афганского Центра региональных исследований, профессор Рафиулла Низаи (Rafiullah Nizai), а также ученые АН Афганистана и представители МИДа.

Граждан Афганистана, живущих за пределами родины, представят Ахмадулла Васток (Ahmadullah Vastok) председатель казахстанского Общественного объединения «Афганский центр «Ариана» и один из организаторов мероприятия; Азиз Арианфар (Aziz Arianfar), директор немецкого Центра изучения современного Афганистана; Давуд Морадиан (Davood Moradian, Великобритания) бывший директор Центра стратегических исследований МИДа Афганистана; Мохаммад Хаким Сарвари (Mohammad Hakim Sarwari, Голландия), бывший командующий зоной «Юг», бывший мэр Кабула и заместитель председателя Совета министров РА; Омар Нессар (Omar Nessar, Россия) директор Центра изучения современного Афганистана, главный редактор портала Афганистан.Ру.

Среди зарубежных участников — профессор Чанг Ли (Zhang Li), директор Центра исследования Южной Азии Университета Циньхуа; генерал-лейтенант в отставке Асад Дуррани (Asad Durrani), бывший начальник Межведомственной разведки Пакистана (1990-1992г.г.); Бахрам Амир Ахмадиан (Bahrаm Amir Ahmadiyan), профессор Тегеранского Университета, эксперт Центра по изучению России, Центральной Азиии Кавказа.

Организаторы мероприятия ожидают также прибытия представителей Института Центральной Азии и Кавказа (университета Джона Хопкинса), возглавляемого Фредериком Старром — идеологом взятого на вооружение правительством США трансконтинентального проекта «Новый Шелковый путь».

Из России приедут ведущие ученые-афганисты Владимир Бойко, Георгий Ежов, Александр Князев, Виктор Коргун, Олег Кулаков, Юрий Лалетин, Владимир Пластун.

Таджикистан на встрече будет представлять Касимшо Искандаров, доктор исторических наук, заведующий отделом истории и исследований региональных конфликтов Института языка, литературы, востоковедения и письменного наследия имени А.Рудаки.

На встречу будут приглашены представители посольств Казахстана, Киргизии, Туркменистана и Узбекистана, а также другие представители дипломатического корпуса, аккредитованного в Дубае (Великобритании, Германии, Италии, России, США, Франции и другие).

Концепция предстоящей международной экспертной встречи

Афганистан восстановил государственно-политическую независимость в 1919–1921 годах, в третьей англо-афганской войне. Но слишком резкий старт в будущее – ускоренная модернизация сверху, просчеты управления традиционным обществом и сложная геополитическая обстановка, — привел к расколу афганской элиты и гражданской войне, а затем и к установлению кланово-олигархического режима.

После Второй мировой войны в Афганистане был предпринят новый, либеральный эксперимент, сделана попытка партизации внутренней политики. Но в последующем политический процесс приобрел конфликтный характер — возникло множество радикальных течений различного идеологического и социального спектра. Республиканский переворот 1973 года вызвал к жизни не только новые программы модернизации, но и нарастание авторитаризма. Серия политических переворотов конца 1970-1990 годов и резкая смена стратегий развития привели к ослаблению афганской государственности и маргинализации общества, масштабному вмешательству извне, то есть интернационализации афганского конфликта.

Ассоциированность афганских сил, претендовавших в 1990 годах на власть, с международными экстремистскими структурами стала причиной антитеррористической операции, начатой силами международной коалиции во главе с США осенью 2001 года.

Эта операция приближается к завершению, но нерешенность афганской проблемы и продолжение противостояния в этой стране побуждают все трезвомыслящие силы объединить усилия и разработать эффективную стратегию и тактику выхода из афганского тупика.

Одной из форм таких усилий могло бы стать сотрудничество экспертного сообщества: с окончанием «холодной войны» его представители готовы внести свой вклад в решение афганской проблемы, используя собственные знания и опыт. Это возможно только через прямой диалог экспертов различных школ и традиций, включая российскую и, более широко, постсоветскую.

Именно в рамках российской и всей постсоветской школ были не только проведены фундаментальные исследования афганской истории и современности, но и осмыслен опыт советского присутствия в Афганистане в 1980 годы. Этот совокупный материал и знания могли бы быть востребованы в современных условиях.

У афганцев есть шанс подойти к столетней годовщине восстановления независимости (2019-2021 годы) в качестве успешной нации, преодолевшей катаклизмы переходного периода и особого, во многом пока неблагоприятного геополитического положения. В этом смысле 2010-е годы должны стать десятилетием восстановления стабильности, накопления устойчивого развития через внутренние компромиссы и международное сотрудничество.

Цель международной экспертной встречи — анализ основных итогов особого для Афганистана и мира этапа — первой декады XXI века, как периода реализованных и упущенных возможностей и определения перспектив развития афганского общества и государства.

Второе десятилетие нового века подводит черту под столетием независимости — исторически кратким, но чрезвычайно насыщенным периодом, ставшим как трамплином в будущее, так и источником многочисленных проблем самого Афганистана, его соседей, других стран.

Международная экспертная встреча призвана уделить основное внимание позитивным тенденциям и потенциалу Афганистана и его партнеров в первые два десятилетия XXI века, когда складываются новые формы государственности и международного взаимодействия во всем мире, и этот процесс происходит в условиях глобализации и новой конфликтности экономического, политического и культурно-цивилизационного характера.

Повестку дня международной экспертной встречи составят следующие проблемы:

1) Афганистан в первое десятилетие XXI века: альтернативы и особенности политического развития (парламентаризм, новые и «старые» партии, политические элиты и массы);

2) Афганское общество: этно-социальная и демографическая динамика, национально-племенной фактор;

3) Афганская армия и внутриафганский конфликт;

4) Неправительственные вооруженные формирования и внутриафганский конфликт;

5) Особенности социального облика афганской диаспоры в Азии, Европе, США, России;

6) НАТО в афганском конфликте;

7) Региональный контекст афганского конфликта: Индия, Иран, Пакистан, Китай;

8) Афганский конфликт и Центральная Азия;

9 ) Афганский конфликт и ШОС;

10) Российско-афганские отношения в ретроспективе и перспективе;

Сессия-прогноз: «Афганистан в 2010-е годы: модель международного сотрудничества или нового конфликта?»

Официальным информационным партнером предстоящей международной встречи выступает информагентство «Фергана». На нашем портале будут опубликованы самые интересные материалы конференции.

http://www.fergananews.com/article.php?id=7156

http://www.cisnews.org/world/3797-v-dubae-proydet-predstavitelnaya-ekspertnaya-konferenciya-po-afganistanu.html

В Дубае обсуждают роли США и России в ситуации внутри и вокруг Афганистана

08.11.2011 18:15 msk

Е.Иващенко

8 ноября в крупнейшем городе Объединенных Арабских Эмиратов Дубае началась международная экспертная конференция на тему «Афганистан в 2001-2011 годах: на пути к устойчивому обществу и государству». Во встрече принимают участие эксперты из Афганистана, Великобритании, Германии, Голландии, Индии, Ирана, Китая, Пакистана, России, США и Таджикистана.

Организаторами конференции выступили Общественное объединение «Афганский центр «Ариана»» (Алма-Ата, Казахстан), Автономная некоммерческая организация «Центр политических технологий «ПолитКонтакт»» (Москва, Россия), Центр исследования Афганистана и региона (Душанбе, Таджикистан). Цель международной экспертной встречи — анализ основных итогов особого для Афганистана и мира этапа — первой декады XXI века, как периода реализованных и упущенных возможностей и определения перспектив развития афганского общества и государства.

Заседание открылось докладом исполнительного директора АНО «ЦПТ «ПолитКонтакт» Андрея Медведевана тему «Ситуация внутри и вокруг Афганистана с позиции общественной дипломатии». Медведев констатировал, что спустя десять лет, несмотря на пребывание в Афганистане иностранного военного контингента, а также вложенные в эту страну значительные финансовые средства, в ИРА так и не наступила долгожданная стабильность и не началось восстановление экономики. При этом, сказал Медведев, в России есть понимание того, что афганское общество, в котором до предела обострены религиозные, национальные, региональные противоречия, является обществом, часть которого готова двигаться в сторону европейских ценностей, а другая ратует за сохранение уровня родоплеменных отношений.

«В российском обществе и через 20 лет после вывода советских войск из Афганистана «афганский синдром» жив», — отметил Медведев. — «У российской политической элиты есть четкое понимание недопустимости какого-либо участия российского военного контингента в разрешении афганского кризиса. На основе собственного опыта в российском обществе в качестве аксиомы преобладает уверенность в том, что военная победа в Афганистане невозможна».

По мнению Андрея Медведева, никакого «ренессанса» движения «Талибан» в качестве политической силы, которой второй раз удастся сплотить пуштунское население, уже не будет.

«Наступило то время, когда пора отказаться от термина «талиб» в том понимании, как оно трактуется сегодня. То есть, разделить понятия «талиб» как выпускник медресе и «талиб», как член ИДТА (исламское движение «Талибан»), и тем более, «талиб» как выразитель интересов пуштунов Афганистана», — пояснил российский аналитик.

Он отметил, что «Россия смотрит на Афганистан с чисто прагматических позиций, в основном — через призму угроз собственной безопасности и безопасности своих соседей из числа республик бывшей советской Средней Азии. Можно сказать и таким образом, что сегодня основные цели России в Афганистане – это поставить заслон потоку наркотиков, особенно на территорию России, добиться мирного урегулирования в Афганистане и восстановления его нейтралитета».

Сегодня афганский вопрос представляет собой один из элементов целого комплекса непростых отношений России и США, подчеркнул Медведев. «Но ареной геополитического соперничества России с США служит не Афганистан, а республики бывшей советской Средней Азии. Давая в 2001 году согласие на использование США авиабаз в Узбекистанеи Киргизии, Россия подчеркивала, что это военное присутствие должно носить временный характер. Однако сегодня на афганской территории США и НАТО развернули около 30 военных баз, из которых половину можно использовать для оказания военного давления на Россию, Китай, Иран и Индию».

«Сегодня в России часто высказывается идея о ее участии в индустриализации Афганистана. Однако это рассматривается исключительно как бизнес-проект для российских компаний, а не как помощь в целях развития. Россия не будет вкладывать собственные средства, она лишь готова работать на средства, выделяемые международным сообществом на восстановление Афганистана. Но где эти средства, где Россия и где гарантии безопасности для возможных российских инвестиций и ее граждан, которые могли бы принять участие в восстановлении афганской экономики? В этой связи Россия весьма заинтересована в восстановлении Афганистаном статуса постоянно нейтрального государства», — завершил доклад Медведев.

Советник президента Афганистана по делам племен Вахидулла Сабавунсогласился с Медведевым, сказав, что афганское общество заинтересовано в российской помощи и не хочет американского присутствия.

«В нашей стране находятся американские военные базы, что позволяет американцам диктовать свои условия нашим властям. Власть Карзая не имеет своего мнения и находится под давлением внешних стран. Все это мешает нам решать вопрос стабилизации и принятия нашей страной нейтралитета», — заявил Сабавун. — «Нам необходимо объединяться. А для этого надо наладить отношения с соседями, разрешить национальный вопрос, вернуть видных политических деятелей, которые во времена нестабильности сбежали из страны».

Академик из Афганистана Хабибулла Рафииотметил, что уже в течение 32 лет ситуация в республике нестабильна, что привело к разрушениям, которые будет сложно восстановить.

«У нас уже нет никакой культуры, из-за войны закрыты все школы, образование в стране упало до нулевой отметки. У нас были телевидение, радио и свободная пресса, сейчас все это отняли талибы. Нестабильна ситуация и в соседнем Пакистане… Наш народ устал от войны и хочет, чтобы страна встала на ноги, а с соседями наладились отношения», — пояснил Рафии.

В свою очередь, политолог из Германии афганского происхождения Башир Пайвастунотметил, что сейчас самая важная задача афганского общества – это восстановление страны и избрание новой власти, которая должна работать по Конституции, а не под диктовку внешних игроков.

«В нашей стране множество проблем. Мы нуждаемся в помощи наших соседей, нам необходимо обратить внимание на межэтническую ситуацию, соседи не помогают нам, потому что считают Афганистан нестабильным государством, мы потеряли интеллектуальную и политическую элиту, которая покинула страну во времена нейтралитета. Я хочу призвать их вернуться на родину и помочь создать новое государство, так как нам надо создать центр по получению нейтралитета. И в этом вопросе без помощи соседей и политической элиты нам не обойтись. Пора убрать американские военные базы с земли Афганистана, мы устали от войны и хотим культурного развития нашей страны», — заявил Пайвастун.

Далее слово было предоставлено доценту Института стран Азии и Африки МГУ имени Ломоносова Николаю Ежову, который напомнил, что кроме политики, в Афганистане надо обратить внимание на развитие экономики, в частности, на строительство дорог, энергетику и сельское хозяйство.

«Что касается политического развития страны, то страна начнет развиваться, только если все ее жители забудут свое родоплеменное происхождение и будут помнить только о том, что все они — афганцы, и наконец-то сядут за стол переговоров. Только при этом условии страна сможет идти вперед. Пока каждое племя живет само по себе, ничего хорошего эту страну не ждет. Не слушайте другие страны, а решайте сами, что вам нужно», — призвал Ежов.

Заведующий сектором Афганистана Института востоковедения РАН (Москва) Виктор Коргунпредставил доклад «Вывод войск США из Афганистана: проблемы и решения».

«Подготовка вывода войск началась еще в феврале текущего года, однако есть все основания полагать, что они уходят не навсегда. США не скрывают, что в Афганистане у них есть также и экономические интересы. Войска уйдут, но военное присутствие останется, чтобы сдерживать Иран и Китай, а также сдержать утечку ядерного оружия из Пакистана. Эти опасения подтвердил визит в регион государственного секретаря Хиллари Клинтон. Кроме того, сейчас у США очень сложные отношения с Пакистаном, и Клинтон искала пути, на которых они смогут договориться и действовать сообща», — рассказал Коргун.

Он отметил, что во время визита в Душанбе и Ташкент Клинтон больше говорила на традиционные темы – об активном участии соседей Афганистана в его восстановлении, соблюдении прав человека и так далее. Однако прозвучала и новая идея – создание «Нового шелкового пути».

«Идея преследует цель закрепить политическое и иное доминирование Запада, в первую очередь, США в регионе после вывода войск НАТО, найти замену нарастающему влиянию ШОС, потеснить Россию и Китай», — объяснил эксперт. — «Новый шелковый путь — это модифицированный вариант «Большой Центральной Азии» эпохи Буша. Несмотря на смену названия, сквозь эту идею отчетливо проступают истинные цели США в регионе: получить прямой доступ к минеральным ресурсам региона посредством создания линий коммуникаций в обход России и Ирана. Также США стремятся обеспечить НАТО своего рода формальную, институциональную роль в региональной безопасности Центральной Азии».

Но, считает Коргун, такая идея изначально обречена на неудачу: «Довольно жестко против нее выступил Пакистан, который отметил, что ситуация в Афганистане радикально отличается от обстановки, сложившейся в Европе после холодной войны. Соседи Афганистана, по мнению Исламабада, могут играть лишь вспомогательную роль в обеспечении мира, и вместо создания новых механизмов лучше сосредоточиться на выполнении существующих программ мира. Аналогичные взгляды также выразили делегации России, Китая и Ирана».

Продолжая тему вывода войск, Виктор Коргун отметил, что «с учетом складывающейся ситуации в регионе можно полагать, что вывод войск США и НАТО не решит проблему, а лишь вызовет серию новых вызовов безопасности Афганистана и его соседей. Ситуацию могут даже осложнить попытки внерегиональных держав навязать свои схемы урегулирования кризиса, которые не совпадают с интересами стран региона. Поэтому, вероятно, следует ограничить участие Запада после 2014 года ролью фасилитатора регионального процесса».

Екатерина Иващенко, Дубай

http://www.fergananews.com/article.php?id=7163

http://www.fergananews.com/comments.php?id=7163

 

Экспертная конференция в Дубае: США отводят Афганистану роль страны-ядра

09.11.2011 18:10 msk

Е.Иващенко

9 ноября в Дубае продолжила свою работу международная экспертная конференция «Афганистан в 2001-2011 годах: на пути к устойчивому обществу и государству», в которой принимают участие аналитики из Афганистана, Великобритании, Германии, Голландии, Индии, Ирана, Китая, Пакистана, России, США и Таджикистана. Второй день встречи открыл председатель общественного объединения «Афганский центр «Ариана» Ахмадулла Васток, который затронул тему влияния центральноазиатских стран на мирное урегулирование «афганского вопроса».

Васток отметил, что сейчас в странах Центральной Азии и России находятся около 200 тысяч уроженцев Афганистана, в том числе представители афганской интеллигенции и специалисты в военной сфере. Этих людей необходимо привлечь к созданию союза стран-сторонников мирного урегулирования, а мировое сообщество должно поддержать этот союз и оказывать ему помощь. Штаб-квартиру данного объединения Васток предлагает создать в Казахстане, так как «власти этой страны делают много для мирного урегулирования вопроса Афганистана».

Васток назвал Пакистан кладезем терроризма и фундаментализма, на который мировое сообщество оказывает давление. «Именно в Пакистане находятся очаги терроризма и «Аль-Каиды», и когда Пакистан отдает мировому сообществу кого-либо из лидеров «Аль-Каиды» или даже просто его убивает, взамен получает большие гонорары», — считает глава «Арианы». — «Пора нам, всем соседям, объединиться и с помощью мирового сообщества бороться против беспредела людей, которые отнимают покой и стабильность у наших стран, и своевременно помочь пакистанскому народу, то есть, уничтожить все очаги терроризма. Тогда все мы будем спать спокойно».

Эксперт Центра региональных исследований Афганистана Рафиула Низаи, выступая на конференции, сообщил, что война в ИРА началась из-за разделения племен. «Десять лет в нашей стране ничего не было, но сейчас ситуация в Афганистане начинает налаживаться. У нас наладились отношения с Китаем, Ираном и Пакистаном. В этом нам помогли США. Многие беженцы начали возвращаться на родину. Против нахождения у нас американских баз выступает Иран, но именно эти базы помогают нам в искоренении терроризма. Сейчас у нас появилась нормальная власть, которая в сотрудничестве с Пакистаном и Индией истребляет «Талибан», — заявил Низаи.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Князевв своем выступлении отметил, что именно внутриэтнические противоречия являются одной из важнейших причин конфликта в Афганистане.

«Мой сценарий развития ситуации называется «Раздел Афганистана». В одной известной таджикской газете было написано, что отношения между пуштунами и таджиками достигли такого обострения, что единственный выход из сложившейся ситуации – это разделение страны. В мировых центрах силы, — если говорить прямо, это США и Великобритания, — есть реальные намерения реализовать такие сценарии. Американцы могут вывести базы с юга Афганистана, оставляя другие на севере. При этом часть американских войск находится в странах Центральной Азии. Это соединяет американскую инфраструктуру на территории всей Азии. При всей мощи США у американцев недостаточно сил для того, чтобы продолжать контролировать юг Афганистана, он может быть отпущен в свободное плавание, его сможет захватить «Талибан». На севере планируется создание неустойчивой конфедерации. Это позволит американцам манипулировать государственными структурами и достигать своих целей», — рассказал Князев.

«Однако проблема заключается в том, — продолжает аналитик, — что если такой раздел в Афганистане произойдет, реализуется принцип «домино» по всему региону. Киргизия, которая всегда делится на север и юг, уже к этому готова, в Таджикистане была война именно из-за региональных противоречий, нестабильная ситуация и во внешне благополучном Казахстане. Далее идет Россия — Северный Кавказ, Поволжье… Для недопущения подобного сценария необходимо утверждение и сохранение того принципа о нерушимости границ, который действует до 1991 года. Что касается ООН, то в этом плане данная организация недееспособна, она, наоборот, является инструментом достижения внешнеполитических целей отдельных держав».

«Что касается талибов, то все они разные, и надо искать тех, с кем можно вести переговоры. Их надо вывести из состояния войны. С теми же, кто выполняет военный заказ, разговор надо вести на языке оружия», — завершил свое выступление Александр Князев.

Глава немецкого Центра изучения Афганистана Азиз Арианфаррассказал о «неопределенном месте Афганистана в трансконтинентальном проекте «Новый Шелковый путь».

«В последнее время в СМИ вновь говорят о возрождении ВШП (Великого шелкового пути). Возникает вопрос: каковы мотивы этого возрождения? Ответ следует искать в глобализации, в превращении Китая и Индии в мировые державы, а также в новой стратегии Белого дома, которая нацелена на заполнение стратегического вакуума, образовавшегося вследствие распада СССР. Одним словом «Новый шелковый путь» (НШП) – это американский проект для установления контроля над трансконтинентальными коммуникациями посредством реализации проекта ТРАСЕКА (Transport Corridor Europe –Caucasus–Asia), а коридор Гвадар-Кушка является дополнительной веткой ТРАСЕКА в виде коридора Юг-Север. Энергетической составляющей данного проекта являются Набукко и ТАПИ (газопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия)», — сказал Арианфар.

Он отметил, что большая часть проекта НШП сосредотачивается на Афганистане, поэтому этой стране в американской стратегии отводится важное место. Кроме того, Афганистану отводится роль страны-ядра, связывающего такие проекты, как «Большой Ближний Восток», «Большая Центральная Азия», «Большая Южная Азия». Стратегия Шелкового пути определяется как «трансевразийская система безопасности». Она призывает к «милитаризации евразийского коридора» в качестве неотъемлемой части новой «Большой игры».

Однако, отметил эксперт, проект ТАПИ с каждым днем становится все более сомнительным, а про железную дорогу Гвадар-Кушка все почти забыли. Таким образом, Афганистан является самым большим неудачником в геоэкономической войне в регионе.

«Заявленная цель, как это сформулировано в соответствии с предложенным в марте 1999 года Актом о Стратегии Шелкового пути, заключается в создании американской бизнес-империи вдоль обширного географического коридора», — отмечает Азиз Арианфар. — «Как бы то ни было, западные страны, в частности, США, помимо помощи в 50 миллиардов долларов (имеются в виду $50 млрд. помощи, полученных от мирового сообщества за последние десять лет) «коррумпированному» афганскому правительству, истратили еще около 450 миллиардов на безрезультатную военную кампанию. Очевидно, что если бы американцы вместо того, чтобы разжигать «асимметричную войну» в Афганистане, вложили бы эти астрономические средства в экономики Пакистана, Афганистана и среднеазиатских государств, то они бы стали бесспорными победителями в геоэкономической игре в регионе. Что касается таких легендарных и виртуальных проектов, как «Великий шелковый путь», то они как были, так и остаются легендой на бумаге».

«До тех пор, пока в американской стратегии не произойдут конструктивные изменения, в Афганистане не будет кардинальных перемен, которые смогли бы привести к возрождению, созданию нового свободного, суверенного и нейтрального Афганистана, живущего на твердой основе соблюдения законов, справедливости, демократии и равноправия граждан. Не стоит ожидать достижения этих целей», — подытожил Азиз Арианфар.

О возможности влияния региональных акторов на стабилизацию обстановки в Афганистане рассказал профессор кафедры востоковедения Новосибирского государственного университета Владимир Пластун.

«Говорить сегодня о наличии «позитивных тенденций» в ситуации в Афганистане, к сожалению, не приходится. За прошедшее десятилетие ни одна из стоящих перед правительством ИРА задач практически не была решена. Внутренняя нестабильность постоянно порождает «новых» талибов, подпитывает транснациональный терроризм, о чем свидетельствует, например, деятельность в среднеазиатском регионе таких организаций, как ИДУ и «Хизб ут-Тахрир». Дестабилизирующее воздействие конфликта сказывается и на ситуации в Пакистане. Центр изучения конфликтов и мира в Кабуле недавно выразил убеждение в том, что самая мощная и опасная группа сторонников исламистской оппозиции – это пакистанские талибы», — отметил В.Пластун.

Как и некоторые предыдущие эксперты, Пластун выразил сомнение в том, что войска США покинут ИРА после 2014 года, и что этот год станет поворотным в деле полной передачи власти правительству ИРА. Число стран, втянутых в афганскую войну, отнюдь не уменьшается, как того можно было бы ожидать после объявления президентом США о начале вывода американских войск из Афганистана. И что примечательно – тех, кто пытается оказать афганскому народу гуманитарную помощь, значительно меньше, чем тех, кто послал в эту страну войска для «борьбы с терроризмом». А конфликтующие стороны отдают предпочтение не усилиям по ведению переговорного процесса, прекращению боевых действий, проведению экономических реформ, а подавлению противника вооруженным путем.

«Для большинства государств, и в первую очередь ближайших соседей ИРА, объединительным фактором становится их общая заинтересованность в стабилизации обстановки, включая неприемлемость радикализации и исламизации. Учитывая это, мировое сообщество и далее будет вынуждено продолжать оказывать Афганистану помощь и содействие, несмотря на различного рода издержки. Первоочередной задачей натовского контингента в Афганистане должно стать содействие в обретении этой страной своей государственности, создании условий для самостоятельного обеспечения центральным правительством безопасности. Попытки же стабилизировать ситуацию, увеличивая численность иностранного военного контингента и/или используя новейшие виды вооружений, приведут лишь к расширению и углублению конфликта», — считает Владимир Пластун.

Последним выступил профессор политологии Американского университета Афганистана Давуд Морадиан, который рассказал о российского-афганских отношениях.

«Вначале я бы хотел сказать о положительном моменте, который имеет место в нашей стране. Это появление демократии, которая станет мостом между Афганистаном и Западом. Мы признаем, что в Афганистане мы пытаемся работать вместе, чтобы решить наши региональный проблемы», — отметил Морадиан. — «Что касается российско-афганских отношений, что военное присутствие России в нашей стране имело влияние как на нашу страну, так и на Россию. Сейчас нам нужна восстановительная дипломатия, политика примирения, это поможет партиям и политикам улучшить работу. Уверен, что у наших стран есть желание пойти на это примирение, Россия даже принимала участие в одной из конференций, проводимых в Афганистане. Российская дипломатия по отношению к Афганистану является весьма прагматичной. Наша национальная проблема производства наркотиков является проблемой и для России: 30 тысяч молодых россиян страдают от наркотиков, и в решении этого вопроса мы также надеемся на ее помощь».

«В политике искоренения конфликта Россия уже играет поддерживающую нас роль и даже начинает оказывать экономическую помощь. Мы надеемся, что Россия не будет занимать соревновательную позицию с другими мировыми державами в нашей стране. Мы также ожидаем, что Россия будет уважать нашу независимость, однако не приветствуем вторжения в нашу внутреннюю политику, от какой бы страны это вторжение не исходило», — отметил Давуд Морадиан.

Подводя итоги конференции, эксперты выразили надежду, что различные народности Афганистана все же смогут объединиться и в этой стране наступит, наконец, мир.

Организаторами экспертной встречи в Дубае выступили Общественное объединение «Афганский центр «Ариана»» (Алма-Ата, Казахстан), Автономная некоммерческая организация «Центр политических технологий «ПолитКонтакт»» (Москва, Россия), Центр исследования Афганистана и региона (Душанбе, Таджикистан). Информагентство «Фергана» — официальный информационный партнер конференции.

Екатерина Иващенко, Дубай

http://www.fergananews.com/article.php?id=7165

Андрей Медведев: «Конфликт в Афганистане не остановить, пока у страны отсутствует общенациональная идея»

10.11.2011 16:34 msk

8-9 ноября в Дубае проходила международная встреча экспертов «Афганистан в 2001—2011 годы: на пути к устойчивому государству и обществу», в которой приняли участие политологи, специалисты по международным отношениям, социологи, историки, военные аналитики, журналисты из Афганистана, Пакистана, Китая, России, Индии, Германии, Ирана, Казахстана, Таджикистана. Своим видением задач, которые стоят сегодня перед экспертами, занимающимися анализом ситуации в Афганистане и поиском пути ее стабилизации в интервью «Фергане» поделился один из организаторов международной встречи, исполнительный директор Центра политических технологий «Политконтакт» Андрей Медведев.

— Меняется ли, на Ваш взгляд, ситуация в Афганистане к лучшему? Есть ли надежда на урегулирование вооруженного конфликта в результате масштабных денежных вливаний и военных операций США и их союзников?

— К сожалению, сколько-нибудь значимых улучшений пока не наблюдается. В Афганистане так и не наступила долгожданная стабильность, несмотря на то, что в стране уже десять лет находится крупный военный контингент, включающий военнослужащих из 43 стран мира. США потерпели неудачу не только в военной сфере. В Афганистан были вложены значительные финансовые средства, но пока нельзя говорить даже о начале процесса восстановления экономики. Очевидным провалом завершились и попытки создания устойчивой политической системы. Ни принятие Конституции, ни президентские выборы 2009 года, ни парламентские 2010 года не оправдали надежд. В Афганистане так и не появилась сильная централизованная власть. Это, безусловно, самым тяжелым образом сказывается на положении афганского народа. Но социально-экономический хаос и атмосфера безвластия, установившиеся в Афганистане, угрожают не только жителям этой страны. Афганистан по-прежнему остается главным источником угроз для международной безопасности, как на региональном уровне, так и для Евразии в целом. Это ощущают все страны, так или иначе соприкасающиеся с афганским конфликтом, в том числе Россия.

— Какие шаги намерена предпринять Россия для того, чтобы добиться скорейшего урегулирования конфликта?

— Необходимо отметить, что внутри российской элиты не наблюдается единства мнений о содержании дальнейшего курса России в отношении Афганистана. И лучшее подтверждение этому тезису – выступления на данной международной встрече. Сегодня здесь присутствуют российские эксперты с разными точками зрения — как на происходящее в Афганистане, так и на то, что нужно делать. То же самое можно сказать и по поводу точек зрения на степень угроз дестабилизации ситуации в странах бывшей советской Средней Азии в случае падения правительства Карзая и ускоренного вывода американского контингента.

Можно лишь однозначно констатировать, что в российском обществе и через 20 лет после вывода советских войск из Афганистана «афганский синдром» жив и еще сохранится очень долго. В этой связи и в обществе в целом, и в политической российской элите есть четкое понимание недопустимости какого-либо участия российского военного контингента в разрешении афганского кризиса. На основе собственного опыта в российском обществе в качестве аксиомы преобладает уверенность в том, что военная победа в Афганистане невозможна. Поэтому характер дальнейших шагов России будет определяться отношениями, которые сложатся у нашей страны с главными участниками идущего в Афганистане конфликта, включая, конечно же, и действующее афганское руководство.

Пока ситуация не определилась окончательно, прежде всего, из-за того, что до сих пор неясно, какую стратегию избрали США. Однако появляется все больше оснований опасаться того, что американская администрация приняла решение законсервировать конфликт, обеспечив свое долгосрочное присутствие в регионе благодаря созданию военных баз в Афганистане и бывших советских республиках Средней Азии. Это, конечно же, может стать серьезным препятствием на пути мирного урегулирования, поскольку до тех пор, пока в стране будет сохраняться американское военное присутствие, будет существовать и вооруженное сопротивление ему.

Что касается России, то, на мой взгляд, она обязательно будет принимать участие в урегулировании афганского конфликта, поскольку он напрямую угрожает национальной безопасности нашей страны. Однако мне хотелось бы подчеркнуть, что сегодня Россия рассматривает ситуацию в Афганистане с прагматических позиций, в основном через призму угроз собственной безопасности и безопасности своих соседей из числа республик бывшей советской Средней Азии. Можно сказать и таким образом: сегодня основные цели России в Афганистане – это поставить заслон потоку наркотиков, особенно на территорию России, добиться мирного урегулирования в Афганистане и восстановления его нейтралитета. Последний особо важен для России, которая ценила существовавший нейтралитет Афганистана в ходе «холодной войны» вплоть до конца 70-х годов прошлого столетия, когда СССР после того, как возникла угроза падения левого режима и заполнения вакуума его геополитическим противником в лице США, с большой неохотой пошел на военную интервенцию в Афганистан.

Сегодня нет антагонистических противоречий по Афганистану между интересами России и других игроков. Россия сегодня старается не вмешиваться в афганские политические процессы и даже не оспаривает влияние США на администрацию Хамида Карзая. Россия подписала с США, Германией, Францией и Испанией соглашения о транзите военных грузов небоевого назначения через свою территорию по железной дороге и по воздуху.

В Вашингтоне сотрудничество с Россией считается «критически важным», так как северный путь снабжения войск НАТО – это единственный безопасный маршрут. Между Россией и США сегодня существуют определенные разногласия, вызванные соперничеством за влияние в регионе. Но ареной геополитического соперничества России с США является не Афганистан, а республики бывшей советской Средней Азии. Давая в 2001 году согласие на использование США авиабаз в Узбекистане и Киргизии, Россия подчеркивала, что это военное присутствие должно носить временный характер. Но что мы видим сегодня? На территории Афганистана США и НАТО развернуто около 30 военных баз, из которых половина — авиабазы, которые в будущем можно использовать не столько для борьбы с терроризмом, сколько в целях оказания военного давления на Россию, Китай, Иран, Индию.

— На каких принципах будет основываться политика России по урегулированию афганского конфликта?

— В России сложилось ясное понимание того, что в афганском обществе сегодня до предела обострены религиозные, национальные и региональные противоречия. Афганское общество разделено: одна его часть готова двигаться в сторону европейских ценностей, а другая ратует за сохранение уровня родоплеменных отношений. И между этими частями нет и не может быть четкой территориальной границы. Причем каждая из этих «частей» также неоднородна по своей природе, и внутриафганская проблема не сводится лишь к противоречию между пуштунской частью населения и непуштунской. Мы видим, что существуют долговременные конфликты, скрепленные кровными обидами, как между самими пуштунами, так и между иными национальностями. По всей видимости, разрешение этого комплекса противоречий является внутренним делом самих афганцев, не требующим внешнего влияния. Оно просто бесполезно. Поэтому Россия, как мне кажется, будет стремиться к уменьшению вмешательства внешних сил во внутренние дела Афганистана, способствовать началу переговоров между участниками конфликта, помогать поиску общенациональной идеи, которая будет способна объединить различные группы афганского общества, не пытаясь при этом обеспечить доминирующее положение какой-либо политической или этнической группе.

— Означает ли это, что Россия спокойно воспримет усиление «Талибана», который, опираясь на поддержку пуштунского населения, в случае прекращения американского военного присутствия в Афганистане может прийти к власти в стране? Готова ли Россия сотрудничать с «непримиримыми» талибами, или речь может идти только о взаимодействии с умеренным крылом движения «Талибан»?

— На мой взгляд, нет никаких оснований для того, чтобы представлять «талибов» выразителями интересов пуштунов в Афганистане, да еще пытаться выделить среди них «умеренных» и «непримиримых», «пакистанских» и «афганских». Под термином «талибы» я имею в виду не выпускников медресе, а исключительно членов Исламского движения талибов Афганистана (ИДТА), они появились на внутриполитической арене в качестве боевого оружия создавших это движение зарубежных спецслужб, той силы, которая на какое-то время смогла сплотить пуштунское большинство и, благодаря этому, взять власть в свои руки.

Но именно как власть ИДТА себя скомпрометировало и показало полную неспособность управлять государством. Поэтому, на мой взгляд, никакого «ренессанса» ИДТА в качестве политической силы, которой второй раз удастся сплотить пуштунское население, уже не будет.

Мне кажется, пора отказаться от термина «талиб» в том понимании, которое утвердилось сегодня. Необходимо разделить понятия «талиб» как выпускник медресе и «талиб» как член ИДТА, и тем более — «талиб» как выразитель интересов пуштунов Афганистана. Потому что если на политической арене Афганистана вновь появится сила, способная объединить пуштунов, она вряд ли будет называться ИДТА. Никакого «ребрендинга» данного названия не будет. И если даже эта сила станет новым оружием в чьих-то руках, инструментом достижения чьих-то интересов, то, скорее всего, по своему содержанию и природе она будет чем-то иным, но не возвращением «ИДТА». Поэтому сама собой отпадет необходимость деления «талибов» на умеренных, радикальных, афганских и пакистанских.

— Как Вы считаете, появятся ли в Афганистане новые политические силы, претендующие на власть?

— Не нужно быть провидцем, чтобы предположить, что на политической арене Афганистана будут появляться новые политические партии и движения. Это естественный процесс. Часть из них будет вновь создаваться внешними игроками, и лишь с той целью, чтобы получить в распоряжение инструмент для достижения собственных целей в Афганистане. И этот процесс будет продолжаться до тех пор, пока в стране не появится общенациональная идея, способная объединить все слои общества, вне зависимости от национальности и религиозной принадлежности.

Важно, чтобы афганская политическая и интеллектуальная элита осознала необходимость поиска такой идеи. Поэтому мне чрезвычайно приятно, что в нашей международной встрече принимают участие представители АН Афганистана. Это, мне кажется, поможет формированию набора таких идей и социальных проектов, которые смогут быть поддержаны афганским обществом в целом. К выработке данных идей и проектов должны быть привлечены представители афганской интеллектуальной элиты из разных этнических групп, зарубежных диаспор. В такой ситуации, как мне представляется, весьма вероятным может стать создание общеафганского общественно-политического движения, выступающего под лозунгом социальной справедливости. Сегодня этот лозунг эффективно используют все без исключения радикальные силы, и не только исламские. Но при этом, еще раз подчеркну, нужно избегать какого-либо вмешательство во внутренние дела Афганистана.

Эксперты по ИРА из различных стран должны помочь началу переговоров между силами, представляющими различные компоненты афганского общества, а не пытаться вновь и вновь создавать марионеточные политические образования, действующие в интересах внешних игроков и отвергаемые афганским народом. Поэтому я полностью присоединяюсь к предложению одного из наиболее авторитетных участников нашей конференции, генерала-лейтенанта Асада Дуррани, возглавлявшего в начале 90-х годов Межведомственную разведку Пакистана, об организации международного пула экспертов, готовых помогать подготовке внутриафганских переговоров, направленных на прекращение конфликта и превращение Афганистана в многонациональное, стабильное, нейтральное государство. На мой взгляд, для Афганистана особый интерес может представлять опыт Финляндии, которая, став в 1948 году де-факто нейтральным государством, смогла через заключение симметричных договоров с представителями противоборствующих лагерей (прежде всего СССР и США) в достаточно короткие сроки стать одним из процветающих государств. И пример Финляндии не является единичным. Все это можно и нужно изучить и взять оттуда все лучшее, все, что можно эффективно использовать для утверждения мира и стабильности в Афганистане.

Записала Екатерина Иващенко

http://www.fergananews.com

В ОАЭ открылась международная конференция по проблемам Афганистана

Олег Кирьянов, Дубай

«Российская газета» — www.rg.ru 08.11.2011, 15:41

8 ноября в Дубае начало работу международное экспертное совещание, посвященное поиску путей урегулирования афганского конфликта.

«Афганистан в 2001-2011 г.: на пути к устойчивому обществу и государству» — такова тема нынешнего мероприятия, организованного Общественным объединением «Афганский центр «Ариана», некоммерческой организацией «Центр политических технологий «ПолитКонтакт» и Центром исследования Афганистана и региона. В конференции принимают участие более тридцати специалистов и представителей СМИ из России, Афганистана, ЕС, Индии, Ирана, Китая, Пакистана и стран Центральной Азии.

Выступая от имени организаторов, исполнительный директор «Центра политических технологий «ПолитКонтакт» Андрей Медведев с удовлетворением отметил, что на данное мероприятие удалось собрать тех людей, многие из которых в разное время находились по разные стороны афганского конфликта. Наличие двух «лагерей» экспертов стало очевидно, когда практически сразу между участниками разгорелась жаркая дискуссия по поводу того, стоило ли активно привлекать Пакистан к решению проблем Афганистана, либо эта задача должна решаться исключительно самими афганцами. Докладчики порой весьма эмоционально начинали отстаивать свои позиции.

Относительно самой ситуации в Афганистане и позиции Москвы было заявлено, что «Россия смотрит на Афганистан с чисто прагматических позиций, пытаясь нейтрализовать потенциальные угрозы». В качестве перспективного направления дальнейшего развития Афганистана была высказано точка зрения, согласно которой эта страна должна принять статус постоянного нейтрального государства.

Работа конференции продлится два дня и завершится 9 ноября.

http://www.rg.ru/2011/11/08/dubai-site-anons.html

Страницы: 1 2 3 4 5 6