Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Водный вопрос: Упущенная возможность, или Еще один шаг на пути к катастрофе

06.06.2011

http://www.fergananews.com

12-13 мая в Ташкенте проходила Международная конференция «Навстречу Шестому Всемирному Водному Форуму – совместные действия в направлении водной безопасности». В работе конференции приняли участие более 350 человек, более 200 из них были иностранными гостями, представлявшими 32 страны и множество международных организаций. Мероприятие инициировали и провели правительство Узбекистана, Всемирный Водный Совет, Сеть водохозяйственных организаций стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии (ВЕКЦА), Швейцарское управление по развитию и сотрудничеству, Международный фонд спасения Арала (МФСА), Глобальное Водное Партнерство Центральной Азии и Кавказа, Экологическое движение Узбекистана. Среди участников конференции был исполнительный директор АНО «Центр политических технологий «ПолитКонтакт» Андрей Медведев, который поделился с «Ферганой» своими впечатлениями об увиденном и услышанном в ходе ташкентских дискуссий.

— Андрей, какие цели преследовала международная конференция в Ташкенте?

— Цели конференции определены в ее названии: это было масштабное региональное мероприятие, прошедшее в рамках подготовки к Шестому Всемирному Водному Форуму, который состоится в марте 2012 года во Франции, в городе Марсель. Конференция была проведена в целях выработки единой платформы по ряду ключевых направлений, с которой страны региона смогли бы выступить единым мнением в ходе работы Форума. Заявленные цели можно было бы проиллюстрировать прозвучавшим лозунгом-призывом «Время для решений», то есть — изначально они определялись как необходимость в ходе конференции выработать и предложить конкретные решения по основным направлениям.

— Каким?

— Как известно Всемирный Водный Совет определил двенадцать ключевых приоритетов повестки дня 6-го Всемирного Водного Форума, из которых для Центральной Азиинаиболее актуальны следующие:

— Гарантированный доступ к воде для всех и право на воду;

— Содействие сотрудничеству и миру;

— Баланс многостороннего использования воды через внедрение интегрированного управления водными ресурсами;

— Обеспечение продовольственной безопасности;

— Улучшение качества водных ресурсов и экосистем;

— Приспособление к климатическим и глобальным изменениям в урбанизирующемся мире.

— Каковы Ваши впечатления о конференции?

— Она прошла на очень высоком уровне. И хотя некоторые участники высказывали претензии в адрес организаторов по поводу того, что регламент мероприятия сильно ограничил время на дискуссии, но, на мой взгляд, иначе и не могло быть: с учетом остроты водной проблематики и известных конфликтов, а также с учетом того, что данное мероприятие было все же, в первую очередь, политическим, его регламент должен был быть очень жестким. Тем более что организаторы предоставили достаточно времени и хорошие условия для кулуарного общения как накануне мероприятия, так и в его ходе, во время официального приема и после официального закрытия конференции.

Отмечу, что громаднейший интерес вызвало участие и содержание выступлений членов афганской делегации. Но это тема для отдельного разговора.

-Расскажите о структуре конференции.

— Она состояла из разбитых на два дня двух рабочих и одной заключительной пленарных сессий, а также семи круглых столов, которые шли параллельно. В итоге каждый участник имел возможность присутствовать на трех пленарных сессиях и трех круглых столах. Тематика круглых столов была составлена в привязке к наиболее актуальным для Центральной Азии приоритетам повестки дня 6-го Всемирного Водного Форума. А именно:

— Гарантия воды для будущих поколений;

— Управление рисками и водная безопасность;

— Внедрение инноваций в аграрный сектор в целях обеспечения продовольственной безопасности;

— Международное сотрудничество в сфере управления трансграничными водотоками на основе международных водных конвенций;

— Интегрированное управление водными ресурсами – инструмент для баланса многоцелевого использования воды;

— Изменение климата и сохранение природного потенциала;

— Обеспечение устойчивого водоснабжения для питьевых нужд.

— Что Вы можете сказать о содержании сессий и круглых столов, в работе которых участвовали?

— В ходе пленарных сессий было заслушано десять докладов. Их авторами были, в основном, руководители или представители международных и региональных организаций, в частности — Международной сети бассейновых организаций (Франция), Киргизско-Германского проекта «Изменение климата в ЦА и сохранение зоны формирования стока», Сети водохозяйственных организаций стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии, Исполкома МФСА, регионального офиса Швейцарского управления по развитию и сотрудничеству, Глобального водного партнерства (GWP), Международной комиссии по ирригации и дренажу, Регионального экологического центра Кавказа. Кроме того, с докладами и репликами выступили руководители или представители делегаций Афганистана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. В ходе каждого круглого стола было заслушано от двух до четырех ключевых докладов и от пяти до четырнадцати выступлений.

— Судя по всему, конференция прошла очень содержательно.

— Я бы сказал, что она была перенасыщена содержанием. Доклады и презентации, с которыми мне удалось ознакомиться, были подготовлены специалистами высокой квалификации. Кстати, многие из работ уже размещены на интернет-ресурсе научно-информационного центра межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии (НИЦ МКВК) – Портале знаний о водных ресурсах и экологии Центральной Азии. На мой взгляд, этот сайт — уникальный продукт, позволяющий погрузиться в суть проблем, имеющих первостепенное значение для региона. Это один из примеров удачной совместной деятельности региональных специалистов и международного донорского сообщества.

Я акцентирую внимание на этом портале по следующей причине. Я специально промониторил информационное пространство в поиске комментариев по поводу прошедшей конференции. Публикаций на эту тему оказалось очень мало, а те, что есть, отражают точку зрения лишь одной из сторон (либо страны верховья, либо страны низовья), да еще и в формате «сам дурак». Это лишний раз говорит о том, что до сих пор между специалистами и средствами массовой информации отсутствует качественная связь. Хорошо, что это понимается: в ходе конференции прозвучало предложение обратиться к сообществу доноров за помощью в создании при исполнительном комитете МФСА (ИК МФСА) постоянно действующего медиа-форума «Вода и природа Центральной Азии» с участием представителей СМИ национального, областного и местного уровней из всех стран. Хочется надеяться, что эта инициатива будет поддержана и такой проект реализуется.

— Расскажите о наиболее интересных моментах, запомнившихся выступлениях участников конференции.

— Сенсаций не было. Все было ожидаемо и предсказуемо. Острые дискуссии по Рогуну, к сожалению, в какой-то момент трансформировались в формат перехода на личности. Когда шел оживленный разговор о применимости существующего международного права для государств аридной зоны, — в частности, речь шла о двух водных Конвенциях ООН — «По охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер» (1992 г.) и «О праве несудоходных видов использования международных водотоков» (1997 г.), — прозвучали обвинения в попытке использовать конвенции в качестве инструмента давления на страны верховья. Были и густо замешанные традиционные обвинения в адрес ушедшей в Лету «империи зла», внутри которой страны региона являлись, якобы, исключительно сырьевым придатком. Были и другие элементы из «неджентльменского» набора существующих баталий вокруг водно-энергетического комплекса Центральной Азии.

— Похоже, что единую платформу выработать не удалось.

— На самом деле, на мой взгляд, ситуация обстоит еще хуже и страшнее.

— Почему?

— Потому, что бог с этим регламентом и дефицитом времени на открытые дискуссии, которые, повторюсь, имели все шансы превратиться в очередную свару в присутствии представителей донорского сообщества, хотя отнюдь и небескорыстного, но так жизненно необходимого для стран региона. Дело и не в том, что был перекос в сторону количества выступлений представителей Узбекистана. Все было бы «ничего», если бы не заключительная сессия, в ходе которой были буквально продавлены два абсолютно сырых «документа» — эта Итоговая декларация и Хартия глобальной водной безопасности, и была предпринята попытка представить эти документы в качестве консолидированного мнения всех участников.

При этом в первом документе, не говоря уже о том, что в нем не была сделана даже попытка сблизить позиции водников и энергетиков Средней Азии, вообще никак не был упомянут Афганистан. Бассейн Аральского моря в нем назван «бассейном междуречья Амударьи и Сырдарьи».

Что касается второго документа, то он был озвучен от имени президента Сети водохозяйственных организаций стран ВЕКЦА академика П.Полад-Заде. Сам академик не смог приехать из Москвы, но по его поручению проект Хартии был озвучен ректором Московского государственного университета природообустройства Д.Козловым. Оба документа – абсолютная «лажа», которая, естественно, не отражает консолидированного мнения участников конференции. Кстати, на вышеназванном сайте размещены оба документа, а также некоторые оценки участников конференции, включая замечания делегации Таджикистана, подписанные первым заместителем министра мелиорации и водных ресурсов этой страны.

Кроме того, на мой взгляд, на заключительной сессии было бы правильнее посадить в президиум представителей всех шести стран бассейна Аральского моря. Это ничего не стоит, но хотя бы внешний эффект был бы неплохим. На деле состав президиума был совсем иным… В общем, концовка была явно смазана – сложилось впечатление, что значительная часть участников была приглашена, чтобы покушать бесплатный плов. Поучаствовать в массовке за еду. Печально это все как-то.

— А почему Вы воспринимаете это так эмоционально? Почему считаете, что «ситуация еще хуже и страшнее»?

— Мы разговариваем с вами фактически спустя месяц после прошедшей конференции. За это время я мониторил отклики на нее в открытом интернет-пространстве, перечитал все опубликованные выступления, сравнил их со звукозаписями, сделанными в ходе живых выступлений, просмотрел все презентации. И только потом дошел до концептуальных записок, которые раздавались в ходе каждого круглого стола (кстати, до 1 июля на сайте Конференции принимаются замечания и предложения по поводу содержания этих записок).

Так вот из внимательного прочтения записок вывод напрашивается, к сожалению, только один: дело не в том, что эта конференция не сблизила позиции водников и энергетиков. Дело в том, что ее организаторы и не ставили перед собой такой цели. Получается, что доноры конференции профинансировали заведомо деструктивное мероприятие. Поэтому-то и «страшнее». А почему бы на донорские средства не провести теперь что-либо аналогичное в Таджикистане или Кыргызстане? По-моему, налицо воплощение набившей многим оскомину теории управляемого хаоса. Есть по этому поводу возражения? Я готов их прочесть в комментариях.

Не очень люблю философию, тем не менее, приведу афоризм моего «давнего друга» профессора Искандара Курбановича Асадулаева: «Страны Центральной Азии не должны забывать, как много делают для них другие страны. Например, дают кредиты и тут же помогают растратить деньги в качестве оплаты технической помощи и советов специалистов и советников, которых посылают к нам. Потом списывают долги. И нам хорошо, и им хорошо. Таким образом, укрепляется связь великих государств и международных структур с нашими странами». Дополнить что-либо сложно, разве что это «хорошо» только для тех, кто крутится в этом «бизнесе». Для остальных — путь к катастрофе стал на шаг короче.

— Вас больше никуда не пригласят.

— Пригласят. Хотя и в этот раз я сам напросился. Главное, не забывать, что ты в гостях. Мне нужна была эта конференция: я получил массу материала, и наконец-то более четко сформулировал тему своей кандидатской, понял ее структуру и ее междисциплинарный характер.

— Так ли уж все безнадежно в водном вопросе?

— Конечно же, нет, ни в коем случае! Любой желающий убедится в этом, погрузившись в указанную выше электронную Базу знаний. Специалисты работают, в том числе моделируют развитие ситуации и с Рогуном, и с Камбаратой, и без них, и в условиях изменения климата. Почитайте внимательно некоторые доклады данной конференции. Специалисты-то как раз и работают на сближение позиций. Не ради себя, а ради будущих поколений. И очень хорошо, что они действуют при финансовой поддержке международного донорского сообщества, без которого они бы не смогли продолжать работать в наших государствах-банкротах.

— То есть, донорская помощь все же нужна?

— Она необходима. Особенно при дефиците кадров. Простой факт: за последние несколько лет в учебном центре НИЦ МКВК прошли обучение более пяти тысяч специалистов из всех шести стран региона. Разве это не показатель? Но помощь помощи рознь – принимая ее, нужно понимать, ради чего она предоставляется.

— В чем главная причина сложившейся ситуации? Только ли в политиках высшего эшелона, не желающих договориться между собой?

— На мой взгляд, дело не в персоналиях и даже не в их межличностных отношениях, а в отсутствии у них четкого понимания, что после развала Советского Союза водно-энергетический комплекс Центральной Азии остался недостроенным, поэтому в своем нынешнем состоянии он долго продолжать существовать не сможет, а распилить его по огородам не получится. Прошедшие двадцать лет это наглядно показали. И в этом деле ни существующее международное право, ни членство в той или иной вступившей или не вступившей в силу Конвенции ООН не являются панацеей разрешения конфликтной ситуации. Мне кажется, через понимание этого придет и взаимное доверие. Хотелось бы, чтобы данный момент наступил как можно скорее.