Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Доклад Андрея Медведева на экспертном семинаре «Исторические мифы на постсоветском пространстве и реальная политика»

23.03.2010

http://www.ia-centr.ru/expert/7527/

Большое спасибо за приглашение принять участие в сегодняшнем обмене мнениями. В свою очередь мне бы хотелось сказать буквально пару слов, но  посмотреть  при этом на вынесенную в заглавие мероприятия тему «исторических мифов на постсоветском пространстве и реальной политики» несколько  под иным  углом зрения. Большинство здесь присутствующих являются экспертами, имеющими  академическое  историческое образование,  что в конечном итоге и определило  глубину и качество прозвучавших выступлений. Но мне интересен несколько иной аспект.  Меня больше интересует поиск алгоритмов выхода из не устраивающей нас   ситуации, ставшей предметом сегодняшнего  обсуждения.

Из прозвучавших основного доклада и последующих   выступлений понятно, что процессы искажения нашей совместной истории продолжаются, и  они являются одной из причин наших конфликтов и удаления друг от друга. Лично мне с мифотворчеством   пришлось столкнуться, что называется, «вживую», во время  одиннадцатилетнего проживания в Туркменистане. Что такое «рухнамизация» мне довелось узнать, через  собственного ребенка, посещавшего дошкольное образовательное заведение в Ашхабаде. Но сейчас не об этом.

Мифотворчество по отношению к  нашей общей истории рассматривается мною как процесс, имеющий конкретные причины и двигатели. Мифотворчество —  процесс осознанно развивающийся, а не хаотическое движение.     Я вижу проблему таким образом, что питающие источники этого процесса с точки зрения значимости  их  учета для российских интересов,  правомерно подразделить на   три основные группы:

— связанные с процессами  национальной самоидентификации, имеющими свою специфику в каждом государстве, а также вытекающие из существующих непростых взаимоотношений и конфликтов  между государствами региона, в которых Россия  на данный момент не принимает прямого участия, но в которые имеет все шансы быть втянутой (например,  в конфликт по поводу водно-энергетических ресурсов);

— внешний (вне-региональный) фактор — геополитическое противоборство,  конкуренция за природные ресурсы постсоветского пространства,  включая его (внешнего фактора) вектор на сознательное вытеснение России;

— наша собственная неэффективность и  допущенные просчеты;

И если согласиться с данной моделью  рассуждения, то становится очевидным, что третья группа источников подпитки процесса искажения нашей общей истории,  связана непосредственно с нами самими и является не менее важной, чем две остальных.

К сожалению, приходится констатировать, что   в нашем государстве до сих пор не выстроена схема действенного механизма частно-государственного сотрудничества. С  девяностых годов внешняя политика нашего государства свелась в основном к обеспечению интересов крупных российских энергетических корпораций, а зачастую – интересов узкой группы их топ-менеджеров.  Взятый ими на вооружение инструментарий достижения своих выгод вылился в политику, не учитывающую национально-психологические особенности региона, декларативную демонстрацию силы, неподтвержденную реальными ресурсами, знаниями и опытом действий в специфических условиях. Неумелое управление подконтрольными российскому бизнесу в странах СНГ предприятиями так же внесло свою лепту в негативное восприятие  образа нашего государства в странах ближнего зарубежья. Сложилась ситуация,  что в результате российские энергетические компании на практике  не стали мощным орудием продвижения национальных интересов российского государства,  а наоборот – государство стало средством достижения и обслуживания их корпоративных выгод. В дополнение к этому применяемые до сих пор коррупционное лоббирование,  непрозрачные «джентельменские договоренности», не отражаемые  в текстах официально подписываемых договоров, и многое другое из той же серии инструментария, обернулось против нас не только реальным экономическим ущербом, но   еще и в имиджевые потери. Плюс ко всему этому из-за собственного жлобства нас постоянно обвиняют в имперских амбициях.   Т.е. реальным локомотивом интеграции постсоветского пространства, несмотря на желание и растраченные ресурсы, мы не стали.  Критику можно продолжать бесконечно, не только в адрес крупного российского бизнеса, либо   российского МИДа и  аффелированных с ним структур, действующих, на наш взгляд топорно, при этом затратно и неэффективно. Но содержание данной критики хорошо известно, еще раз его пересказывать не имеет смысла.

Тем более, что объективности ради, следует констатировать, что что-то в подходах все же меняется.  Например, намечается отход от подчеркнутой деидеологизации в работе с российскими соотечественниками. Это дает шанс постепенного отхода от исключительно эпизодического и фольклорного характера деятельности объединений соотечественников.  Наконец-то некоторые лидеры оппозиции в странах СНГ стали приглашаться в Россию и с ними начались встречи на различных официальных уровнях. При чем вне зависимости от того, как представители оппозиции относятся к самой России. Наконец-то приходит понимание того, что российский рынок рабочей силы  является незадействованным многоплановым ресурсом, обеспечивающим  лучшее понимание наличия наших интересов в том или ином регионе. Происходит отказ от практики обмена ресурсов на подписи под договоренностями, которые изначально не предполагалось выполнять.  Признаки всех перечисленных и некоторых иных положительных моментов есть.  И, на мой взгляд, российское экспертное сообщество  могло бы принять активное участие в оздоровлении образа нашей страны за рубежом. Естественно, не только через яркие PR-акции, не находящие подтверждения реалиями российской действительности. Но и в качестве генератора конкретных идей, реализация которых через институты гражданского общества и общественной дипломатии однозначно окажется более эффективной, чем через консервативные государственные механизмы.

Прежде всего, на мой взгляд, мы более активно должны адресовать  готовые  пакеты предложений  государству, а также (и возможно это окажется более эффективным) – крупному российскому бизнесу. Подчеркиваю, что именно пакетные. Свою  задачу вижу в том, чтобы способствовать переходу на государственном уровне от одноразовых акций целенаправленного информационного воздействия, навязывания определенной точки зрения целевой аудитории в странах ближнего зарубежья к действенным механизмам выстраивания доверительных отношений с потенциальными партнерами, формирования  их убежденности в том, что сотрудничество с нами отвечает их долгосрочным интересам.  На мой взгляд задача российского  экспертного сообщества  состоит и  в том, чтобы расширия арсенал гуманитарных средств мягкого воздействия на процессы, политику и общественное мнение в странах постсоветского пространства, предложить для этого новые инструменты, и что не менее важно – доказать эффективность их использования через институты общественной дипломатии.  Еще раз спасибо за возможность коротко выступить.