Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

А. Медведев, «Фонд национальной и международной безопасности»

24.01.2008

Страницы: 1 2 3

http://www.ia-centr.ru/expert/293/

Уважаемые коллеги! Благодарю за возможность выступить и обменяться мнениями.

14 февраля 2008 года исполнится ровно год, как Гурбангулы Бердымахаммедов официально вступил в должность президента Туркменистана. 2007 год для Туркменистана был столь насыщен событиями, полное перечисление и хотя бы краткое описание которых нельзя уместить в рамки одного выступления. Поэтому остановлюсь далеко не на всех событиях, а попытаюсь пробежаться по ключевым из них.

Наглядной иллюстрацией резко возросшего внимания к Туркменистану может служить тот факт, что в 2007 году эту небольшую по площади страну посетило более 300 официальных делегаций иностранных государств. В дополнение к этому нелишне отметить, что на традиционную ежегодную выставку «Нефть и газ Туркменистана», прошедшую в ноябре 2007 года, прибыло порядка 460 делегаций из стран Европы и Азии, СНГ, США, что стало абсолютным рекордом за все время существования данного форума. Также обратил на себя внимание и тот факт, что, делегацию американских компаний, прибывшую на выставку, возглавил никто иной, как министр энергетики США, что возымело предсказуемый РR-эффект.

За прошедший год президент Туркменистана совершил более 10 официальных и рабочих визитов за рубеж, что сильно отличает его от предшественника на высшем государственном посту. Как известно, С.Ниязов по разным причинам в последние несколько лет весьма неохотно покидал собственную страну. В 2007 году Туркменистаном подписано порядка 40 международных договоров и соглашений на межгосударственном, межправительственном и межотраслевом уровне.

Таким образом, правомерно констатировать, что после долгого периода добровольной изоляции, в 2007 году новое руководство Туркменистана продемонстрировало намерение постепенно налаживать связи с внешним миром. На мой взгляд, весьма положительным для региона в целом можно назвать активизировавшиеся в 2007 году внешнеполитические диалоги Туркменистана со своими соседями-членами СНГ – прежде всего с Узбекистаном, Азербайджаном, Казахстаном и Таджикистаном. Намерение и готовность нового руководства Туркменистана сесть за стол переговоров и начать диалоги о необходимости нормализации отношений с ближайшими соседями уже в ближайшее время даст положительные результаты для региона в целом.

Что же касается отношений Туркменистана с признанными «центрами силы» в лице США, ЕС, Китая и России, то тут туркменским руководством была продолжена тактика «газовой игры».Туркменский президент для нормализации отношений в настоящее время активно использует два основных инструмента: расширение личных зарубежных контактов и активизацию переговоров по энергетической тематике со всеми без исключения потенциально заинтересованными сторонами. При этом тактика «газовой игры» продиктована не только ее выгодностью для самого Ашхабада, но и новым витком конкуренции за доступ к его углеводородным богатствам между основными «игроками».

Весь 2007 год информационное пространство вокруг Туркменистана в основном состояло из прогнозов – с кем теперь Туркменистан станет дружить и кому он станет продавать свой газ. Данные дискуссии заметно отодвинули на второстепенные позиции периодически звучащую критику в адрес нового руководства по поводу «медлительности и полумер» внутренних преобразований, которые пока не изменили сути политической системы государства, сложившейся при первом президенте.

Такое положение дел позволяет руководству Туркменистана продолжать вести диалоги со всеми заинтересованными странами-экспортерами углеводородов. При этом — заявлять о многовариантности маршрутов экспорта туркменских энергоносителей, периодически делать рассчитанные, прежде всего, на восприятие СМИ внешне эффектные заявления, подтверждающие значимость энергетического потенциала Туркменистана. Впрочем, в данном вопросе во внешней политике Туркменистана произошло меньше всего изменений. При С.Ниязове использовалась та же тактика.

Таким образом ожидать от Туркменистана быстрых изменений в подходах во внешней политике не приходится. Особенно наивно этого ожидать в отношении перспектив участия в региональных объединениях, будь то ШОС, СНГ, ОДКБ или ЕврАзЭС (или иные, более масштабные международные объединения), несмотря на то, что, в принципе, сигналов для такого рода ожиданий новым туркменским руководством было подано немало. Так, в 2007 году Туркменистан получил статус вице-председателя Генеральной Ассамблеи ООН, Г.Бердымухаммедов совершил официальный визит в Брюссель, принял участие в качестве почетного гостя на саммите ШОС в Бишкеке, в Ашхабаде прошло заседание глав правительств стран СНГ, до этого заседание экспертов ОДКБ, обсудивших проблемы международного контроля над незаконным оборотом наркотиков. В Ашхабаде открыт Региональный центр ООН по превентивной дипломатии. Эти и еще ряд иных событий аналогичного плана стали основой для прогнозов о том, что Туркменистан якобы пересмотрит в ближайшее время свое отношение к членству в различного рода интеграционных организациях. Однако, на мой взгляд, в ближайшее время этого не произойдет. Пока существует жесткая конкуренция за туркменские углеводороды, Туркменистану выгодно оставаться нейтральным и равноудаленным «от всех и вся», получая при этом максимальную выгоду от двусторонних отношений с каждым из «конкурентов».

Коротко остановлюсь на ключевых событиях 2007 года во взаимоотношениях Туркменистана с основными «игроками» в регионе. Начну с соседей-членов СНГ.

Необходимо отметить, что прошедший год и события января 2008 года продемонстрировали положительную динамику в азербайджано-туркменском диалоге. Начавшиеся в начале 2007 года, затем продолженные в июле переговоры об урегулировании долга Азербайджана, образовавшегося в 1991-1992 годах за поставку туркменского газа и начало подготовки соответствующего Соглашения – закладывают основу для оптимизма. Решение об этом принято в ходе первого заседания азербайджано-туркменской межправительственной комиссии по экономическому и гуманитарному сотрудничеству, состоявшегося 17 января 2008 года в Ашхабаде. Урегулировав данный конкретный вопрос, обе стороны имеют возможность продолжить диалог и по иным спорным вопросам, прежде всего в отношении каспийских месторождений углеводородов. В пользу этого говорит и тот факт, что азербайджанская делегация, возглавляемая заместителем премьер-министра Ягубом Абдула оглы Эюбовым, была принята в Ашхабаде на самом высоком уровне. Не стоит ожидать быстрого разрешения вопроса о спорных месторождениях углеводородов в Каспийском море, но сам факт изменения атмосферы переговорного процесса – уже бесспорный плюс на фоне многолетней демонстративной дипломатической конфронтации.

Существующие экономические предпосылки, такие как: взаимозависимость в вопросах транспортировки и транзита товаров, распределении природных ресурсов, особенно газа, воды и электричества, а также новые побудительные мотивы позволили в 2007 инициировать процесс улучшения взаимоотношений между Узбекистаном и Туркменистаном. Как известно 18 октября в ходе официального государственного визита И.Каримова в Ашхабад был подписан ряд документов, имеющих немалое значение для двусторонних отношений, подписание которых неоднократно откладывалось по разным причинам при С.Ниязове. Напомню, что были подписаны:

— Договор о дальнейшем укреплении дружественных отношений и всестороннего сотрудничества между Туркменистаном и Республикой Узбекистан;

— Договором между Туркменистаном и Республикой Узбекистан об экономическом сотрудничестве на 2008-2012 годы и соответствующей Программой;

— Соглашение между Правительством Туркменистана и Правительством Республики Узбекистан о пунктах пропуска через государственную границу;

— Соглашение о сотрудничестве между Торгово-промышленной палатой Туркменистана и Торгово-промышленной палатой Республики Узбекистан;

— Протокол между Государственной таможенной службой Туркменистана и Государственным таможенным комитетом Республики Узбекистан об организации обмена информацией о товарах и транспортных средствах, перемещаемых через таможенные границы Туркменистана и Республики Узбекистан;

— Соглашение между Министерством сельского хозяйства Туркменистана и Министерством сельского и водного хозяйства Республики Узбекистан о взаимном сотрудничестве по проведению мероприятий по борьбе с саранчовыми и другими сельскохозяйственными вредителями и болезнями растений;

— Программа сотрудничества между Правительством Туркменистана и Правительством Республики Узбекистан в культурно-гуманитарной сфере на 2008-2010 годы и План мероприятий к данной Программе;

Обмен официальными визитами глав государств в 2007 году позволили подписать ряд документов, регламентирующих туркмено-таджикские отношения. Напомню, Г.Бердымухаммедов побывал в Таджикистане в начале октября 2007 года, а Э.Рахмон с ответным визитом в Ашхабаде – 9-11 декабря. Среди упомянутых документов были подписаны:

— Договор о дружбе и сотрудничестве между РТ и Туркменистаном,

Межправительственные:

— Соглашение о сотрудничестве в области культуры и искусства,

— Соглашение о сотрудничестве в области образования,

— Соглашения об основных принципах торгово-экономического и научно-технического сотрудничества;

-Соглашение о взаимном поощрении и защите инвестиций;

— Соглашение между министерствами сельского хозяйства «О сотрудничестве в области агропромышленного комплекса».

— Соглашение о взаимной защите секретной информации;

— Соглашение о воздушном сообщении;

— Соглашение о международных транспортных перевозках;

а также: Конвенция между Таджикистаном и Туркменистаном об избежание двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал.

В настоящее время внешнеторговый оборот между двумя странами не превышает 40 млн. долларов США, возможно подписанные соглашения будут способствовать его постепенному увеличению.

Взаимные визиты лидеров Казахстана и Туркменистана позволили сотрудничество между государствами вывести на более конструктивный уровень. Его главным итогом можно считать трехстороннее соглашение между Россией, Казахстаном и Туркменистаном о строительстве прикаспийского газопровода.

Весьма активным в 2007 году был и европейский вектор внешней политики Туркменистана. Несмотря на то, что в прошедшем году Туркменистану не удалось добиться заключения торгового соглашения с ЕС, состоявшийся в начале ноября 2007 года визит Г.Бердымухаммедова в штаб-квартиру ЕС в Брюсселе является одним из ключевых событий во внешней политике Туркменистана в прошлом году. В ходе визита туркменский президент был принят и провел переговоры с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, комиссаром ЕС по внешним связям и европейской политике добрососедства Бенитой Ферреро-Вальднер, комиссаром ЕС по торговле Питером Мандельсоном. В продолжение начавшегося диалога в ноябре месяце 2007 года в Ашхабаде побывал комиссар Европейского Союза по энергетике Андрис Пиебалг, прибывший во главе делегации ЕС для участия в выставке и конференции «Нефть и газ Туркменистана-2007». Представители ЕС высказывают заинтересованность в установлении полномасштабного сотрудничества с Туркменистаном. В этих целях настойчиво приглашают Туркменистан к участию в специальных программах ЕС по высшему образованию, прорабатывают вопрос разработки проекта Меморандума о взаимопонимании в деле разрешения сотрудничества с ЕС в области энергетики. Одной из инициатив ЕС также является обсуждение возможности проведения в Ашхабаде встречи глав внешнеполитических ведомств стран Центральной Азии с участием министров иностранных дел европейской тройки.

Необходимо подчеркнуть, что кроме заметно возобновившегося диалога по линии Туркменистан – ЕС, в 2007 году наметилась и активизация двусторонних внешнеполитических связей Туркменистана с Германией, Францией, а также Великобританией. Среди событий прошлого года в этом плане необходимо выделить:

— визит в декабре 2007 года министра Федеративного министерства иностранных дел ФРГ Гернота Эрлера во главе с представительной немецкой делегацией и достигнутые договоренности о возобновлении с февраля 2008 года деятельности туркмено-немецкой экономической комиссии;

— визит 08.12.07 в Туркменистан главного исполнительного директора «Дойче Банка АГ» в центральной и восточной Европе Петера Тилься и члена исполнительного комитета группы «Дойче Банк АГ» Юргена Фитчена.

— визит 23-29 апреля с рабочим визитом в Мюнхен туркменской делегации во главе с министром водного хозяйства Мыратгельды Акмаммедовым и председателем Госконцерна «Туркменнефтегазстрой» Джумагельды Бабашевым. Делегация приняла участие в международной технической выставке «BAUMA-2007». Данный факт примечателен тем, что при С.Ниязове туркменские чиновники весьма редко направлялись за рубеж для участия в подобного рода мероприятиях;

— визит в начале августа 2008 года директора департамента по странам Центральной Азии, Южного Кавказа и России министерства иностранных дел Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Майкла Дэйвенпорта.

— визит 21 октября 2007 года в Ашхабад директора отдела по Центральной Азии министерства иностранных дел Великобритании Нил Каллекса, который провел переговоры в парламенте (Меджлисе) и министерствах иностранных дел и нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана, с руководством государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте, государственной комиссии по борьбе с наркоманией, а также с руководством национального института демократии и прав человека;

— визит в сентябре 2007 года члена парламента, государственного министра энергетики Великобритании Малькольма Викса во главе правительственной делегации.

Следует отметить, что интерес британцев также предусматривает налаживание партнерства в топливно-энергетической сфере, в сферах коммуникаций, разведки и разработки новых месторождений, а также — транспортировки туркменских энергоносителей на мировые рынки. В качестве известного многим результата британо-туркменских переговоров, бесспорно, следует считать подписанныймеморандум о допуске британских компаний к разработке туркменских месторождений. Впрочем, необходимо отметить, что данному меморандуму в некоторых СМИ была предана не совсем оправданная сенсационность. Дело в том, что такие компании с британским капиталом, как Shell, Burren Energy, Dragon Oil присутствуют в Туркменистане давно. Две последние ведут разработку и добычу туркменских углеводородов — на месторождении «Небит-Даг» (побережье Каспийского моря) и в контрактной зоне Челекен (туркменский шельф Каспийского моря) соответственно.

В настоящее время многие иностранные компании хотели бы добиться допуска к разработке туркменских месторождений, расположенных на суше, однако новое туркменское руководство, как и С.Ниязов к этому вопросу подходит весьма осторожно. На данный момент лишь китайской компании, а также МГК «ИТЕРА» удалось достигнуть реальных результатов в доступе к «сухопутным» перспективным месторождениям. Поэтому подписанный с британцами меморандум – пока не более чем первоначальный этап переговорного процесса, а не его конечный результат в виде конкретного соглашения.

Говоря о визите Г.Бердымухаммедова в Брюссель нельзя оставить без внимания состоявшийся факт переговоров туркменского президента с генсеком НАТО Яапом де Хоопом Схеффером. Следует подчеркнуть, что в 2007 году отмечена активизация диалога между Туркменистаном и Северо-Атлантическим альянсом. В качестве наиболее свежей иллюстрации можно привести тот факт, что в качестве почетных гостей в Ашхабаде на открытии регионального центра ООН по превентивной дипломатии в декабре 2007 года находились спецпредставитель генсека НАТО по странам Центральной Азии и Кавказа Роберт Симмонс и представитель международного сектора НАТО по Туркменистану Лоренц Майер-Миннеман. Руководство НАТО не скрывает своей заинтересованности в расширении сотрудничества с Туркменистаном в различных областях. Однако, нейтральный статус страны позволяет Г.Бердымухаммедову ограничивать переговорный процесс обсуждением кооперации усилий в совместной борьбе с наркотрафиком, расширения возможного сотрудничества в области гражданской обороны при чрезвычайных ситуациях, обеспечения Министерства обороны высокоскоростным доступом в Интернет в рамках известного проекта «Виртуальный Шелковы путь». Тем не менее, туркменский президент принял приглашение и, по всей видимости, будет участвовать в заседании Совета Евроатлантического партнерства, которое пройдет в Бухаресте в апреле 2008 года. По данному поводу в СМИ, возможно, будет достаточно комментариев, однако данное участие не несет каких-либо дополнительных обязательств со стороны туркменского президента, поэтому к данному сугубо дипломатическому ходу следует относиться спокойно. Аналогично следовало бы отнестись и к участию Г.Бердымыхаммедова в качестве почетного гостя на бишкекском саммите ШОС. Присутствие туркменского президента на тех или иных мероприятиях международного характера в качестве почетного гостя еще не позволяет прогнозировать скорое изменение принципиальных подходов Туркменистана в его внешней политике. Прежде, чем перейти к краткому описанию содержания внешнеполитических контактов Туркменистана с Китаем, Россией и США, буквально коротко остановлюсь о событиях во взаимоотношениях Туркменистана с Ираном, Турцией и Японией. Отношения с последней на протяжении нескольких лет развиваются ровно и последовательно. Смена власти в Туркменистане мало отразилась на их содержании. В сентябре 2007 года в Ашхабаде прошло 7-ое заседание туркмено-японского комитета по экономическому сотрудничеству (был создан в 1994 году). С японской стороны в ней приняли участие представители банка «Джи-Би-Ай-Си» (японский банк международного сотрудничества), организации внешней торговли (JETRO), японских корпораций «Иточу», «Мицубиси», «Мурабени», «Мицуи», «Комацу», «Джей Джи Си» и других. Туркменской стороне переданы на рассмотрение новые предложения японских компаний, связанных с рядом проектов в нефтегазовом секторе (в частности, поставки установок по сероочистке газа), поставками современной дорожной и землеройной техники, подготовки персонала для ее эксплуатации, наращивания объемов производства полипропилена и др.

Страницы: 1 2 3